Размер шрифта: A A A Изображения: Включить Выключить Цвет сайта: Б Б Б Выход

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

А БЫЛО ЛИ ДУХОВНОЕ ЗАВЕЩАНИЕ?

Фабула этого преступления-мошенничества предельно проста. Умирает купец, не оставив завещания. Родственники умершего получают наследство в долях, предусмотренных законом. После того, как право наследования вступает в силу, неожиданно, при загадочных обстоятельствах, появляется на свет духовное завещание и создается конфликтная ситуация, в которой принимают участие несколько десятков человек.

ОДИН МИЛЛИОН НА ДВОИХ

Шестого августа 1906 года в Таганроге умер купец второй гильдии Иван Иванович Лобода (рис.68), оставив после себя состояние на сумму около миллиона рублей, заключающихся в наличных деньгах, процентных бумагах, долговых документах и разного вида недвижимости. Умирал долго и тяжело.

Иван Иванович через моршанского купца Якова Герасимовича Морозова связан родственными узами с семьей Чеховых: сын Якова Герасимовича -Иван, женился на сестре И.И. Лободы - Марфе Ивановне, а дочь Евгения Герасимовича Морозова вышла замуж за отца Антона Павловича Чехова.

Иван Иванович Лобода обладал внешностью, типичной для русского купца прошлого века. Центральный пробор на голове со свободно ниспадающими, слегка вьющимися волосами и усами, переходящими в бороду. Не имел детей, отличался крутым и своеобразным характером. Не припомнится случая, чтобы он присутствовал в церкви по случаю бракосочетания или крестинах своих родственников или знакомых. Не было его и в Архангельской церкви 27 июля 1880 года, где состоялось венчание его тридцатисемилетнего родного брата Онуфрия на восемнадцатилетней девице Надежде Александровне, дочери священника Тимофеева из села Алексеевка.

Свадьба, которую с большим мастерством и присущим ему юмором описал Антон Павлович Чехов, состоялась по Александровской улице (ныне Свердлова) на втором этаже дома под номером девяносто пять (рис.69). имеете с Антоном на свадьбе присутствовал в качестве поручителя его старший брат,

свободный художник Николай. Антон Павлович присутствовал в качестве приглашенных гостей.

Иван Иванович Лобода вел большую мануфактурную торговлю оптом и в розницу, что заставляло

его все время расширять торговые помещения с конца семидесятых годов прошлого века стал скупать строения под магазины в торговых рядах на Александровской площади, где имел так же обширные склады парусины и мешков. К своей кончине ему принадлежали почти все лавки между переулком Соборным и магазином кожевенных товаров купца А,Д. Геращенко в северной части торговых рядов. В этом же году стал владельцем полутораэтажного дома по Александровской, 95. Кроме того, незадолго до смерти приобрел неплохой дом стоимостью в восемь тысяч рублей напротив городского сада по Гоголевскому переулку, 4.

В торговых делах действовал осмотрительно и не спеша, дела шли весьма успешно и рекламировать свои товары в альманахах-справочниках и рекламных выпусках не любил, в этом не было необходимости.

После смерти купца по существующему тогда законодательству косвенными наследниками оказались две сестры: Варвара Ивановна и овдовевшая Марфа Ивановна {рис.70), а также прямые наследники племянники-сыновья умершего в 1889 году от катара легких Онуфрия Ивановича: Иван, двадцати двух лет и девятнадцатилетний Сергей.

Судебный пристав С.А. Хрешдтицкий в присутствии понятых - купцов Федора Чангли-Чайкина и Емельяна Запорожченко приступил к описи имущества. Понятых рекомендовали обе сестры и племянник Иван, живущие в этом же доме. Во время проведения описи, при котором присутствовал, также по просьбе родственников покойного, восьмидесятитрехлетний присяжный поверенный А.А. Акимов, духовного завещания И.И. Лободы обнаружено не было.

Однако из уст Акимова впервые прозвучали слова о наличии духовного завещания.

- Иван Иванович незадолго перед смертью приходил ко мне, просил сохранить завещание, но просьбу его я отклонил, пояснив, что "сам нахожусь в преклонном возрасте и могу умереть раньше его".

Дальнейшие поиски духовного завещания ни к чему не привели, несмотря на запросы в нотариальные конторы Таганрога, Ростова и Нахичевани. Двадцатого октября 1906 года таганрогским окружным судом права прямых наследников, Ивана и Сергея Лободы, на наследование имущества их дяди были удовлетворены и они вступили во владение наследством. По их желанию найденные при описи в стенном шкафу процентные бумаги на сумму сорок тысяч рублей были переданы теткам -Варваре и Марфе, другому своему родственнику Виктору Скилиоте передали ценных бумаг на тридцать тысяч рублей. Теткам также предоставили в пожизненное пользование один из оставшихся после смерти их брата домов.

НЕОЖИДАННОЕ ПОЯВЛЕНИЕ ДУХОВНОГО ЗАВЕЩАНИЯ

Прошло не более года и 23 июля 1907 года на имя таганрогской управы из Ростова по почте доставили пакет, в котором, после его вскрытия, обнаружили еще один с надписью: "Духовное завещание Ивана Ивановича Лободы". Завещание датировано 2 июня 1903 года .и сопровождалось анонимным письмом:

"Препровождая духовное завещание Ивана Ивановича Лободы вам пред годовщиной смерти его, сим исполняю волю завещателя". Текст завещания предусматривал: (дается с некоторым сокращением) двадцать пять тысяч рублей сестре И.И. Лободы, Марфе Морозовой; столько же другой сестре, Варваре Лободе и, кроме того, обоим предоставляется в пожизненное владение дом на Иерусалимской улице (старое название Александровской улицы. О.Г.) в городе Таганроге под номером девяносто пять; двадцать пять тысяч рублей семье племянника И. Лободы по женской линии Виктору Скилиоте; пятьдесят тысяч рублей на устройство или приобретение больницы и сто тысяч рублей на содержание этой больницы; сто пятьдесят тысяч рублей на устройство водопровода в городе Таганроге; двадцать пять тысяч рублей в пользу городскою училища, попечителем которого, он, Лобода, состоял, а магазины по Гостиному ряду на Александровской площади города Таганрога, арендуемые Емельяном Запорожченко, под номером 94, 96 и 98, предоставить в собственность ему, последнему.

Душеприказчиками по духовному завещанию были назначены Емельян Запорожченко и присяжный поверенный Акимов, которые в вознаграждение за свои труды по реализации всего оставшегося после его смерти, Лободы, имущества и по исполнении воли завещателя, должны получить каждый по два процента со всей стоимости наследства; остаток же имущества, какой получится после производства всех перечисленных выше затрат, они, душеприказчики, обязаны передать поровну племянникам завещателя Ивану и Сергею Онуфриевичам Лобода.

Оканчивался текст духовного завещания словами:

"Писал Иван Дмитриевич Лагутинский. Таганрогский, второй гильдии купец Иван Иванович Лобода. Свидетели: надворный советник Людвиг Антонович Бринардели, Георгий Васильевич Титов, Григорий Иванович Стаценко."

О том, что в городскую управу направлено духовное завещание И.И. Лободы был поставлен в известность и присяжный поверенный А.Акимов, которому в письме из Ростова 22 июля прислана квитанция о сдаче в почтовую контору духовного завещания.

Предусмотрено все, чтобы завещание дошло до адресата. Домашнее духовное завещание (существовало также нотариальное) составлено по форме и соответствовало всем юридическим законам. Представлено также в срок, не более года со дня смерти завещателя.

Присяжный поверенный городской управы Василий Мато предоставил духовное завещание для утверждения в окружной суд. Одновременно А.Акимов и Е. Запорожченко, как душеприказчики по завещанию, просили управу допустить их для участия в деле и запретить таганрогскому отделению государственного банка выдавать капитал, завещанный Лободой.

Иван, к этому времени женившийся, и Сергей Лобода, получившие наследство и еще на пришедшие в себя после того, как на них неожиданно свалилось огромное богатство, заволновались. Они обратились в управу и предложили городу сто пятьдесят тысяч рублей, чтобы покончить дело миролюбиво и оставить в силе право наследования ими имущества дяди, ранее утвержденное окружным судом. Такое предложение город посчитал наивным и заявил, что должен получить триста тысяч или терпеливо ждать постановления судебной инстанции.

СЛЕДСТВИЕ

С первых дней работы следственной комиссии члены ее столкнулись с фактами настолько загадочными, что заставило их усомниться в подлинности появившегося при столь странных обстоятельствах домашнего духовного завещания.

Все присутствовавшие при составлении завещания свидетели, как-то: Людвиг Бринарделии, Георгий Титов, Григорий Стаценко на момент вскрытия духовного завещания оказались умершими за период с 19 апреля 1905 года по 25 февраля 1906 года, то есть еще до смерти И.И. Лободы. Выяснилось и то, что один из свидетелей Георгий Титов был типичным алкоголиком и за три года до своей смерти проявлял симптомы буйного помешательства. Совершенно невероятным оказался факт существования человека, когда стали выяснять личность Ивана Дмитриевича Лагутинского, писавшего текст завещания. Установлено, что с 1903 по 1908 год Лагутинский на жительстве I не только в Таганроге, где духовное завещание составлено, но и в Таганрогском округе, Ростове, Нахичевани, Ростовском округе, Мариуполе, Мариупольском уезде и Новочеркасске не проживал и не числился.

Еще большая неожиданность ждала следстые, когда по просьбе братьев Ивана и Сергея Лободы с подписей, имевшихся в завещании, сняли фотокопии и передали на заключение экспертам Фотограф Иваницкий и эксперт-калиграф Печинский пришли к заключению, что подпись купца И.И. Лободы сделана не его рукой, а все остальные имеющиеся в завещании подписи свидетелей и завещателя исполнены рукой подписавшегося на завещании И.Д. Лагутинским и писавшего текст документа.

Интересовалось следствие и теми слухами, которые ходили в городе о том, что при жизни И.И. Лободы он высказывал якобы мысль выделить в своем завещании часть денег для постройки городского водопровода. Кроме присяжного поверенного А.Акимова, заявившего о наличии завещания, другие люди, а именно, Ф. Титов, Анастасия Рабинович, Н. Попов и В. Амосов утверждали, что Георгий Васильевич Титов пересказывал содержание завещания, по которому явствовало, что часть наследства переходила в собственность городу Таганрогу на устройство водопровода, постройку больницы и расширение здания городского училища. Это же самое слышал и В.Яковенко от Людвига Антоновича Бринардели, второго свидетеля, присутствующего якобы при составлении завещания, уже тоже умершего.

Кроме того, Анастасия Рабинович, жена одного из уполномоченных городской думы, объяснила, что об отказе по завещанию И. Лободы в пользу города значительной суммы денег она также слышала от своего родного брата Григория Спиридоновича Титова, умершего на момент следствия. Это, однако, опровергает врач А. Абрамович, лечивший в 1908 году Георгия Титова, двоюродного брата свидетеля по завещанию Григория Спиридоновича Титова и задавший последнему вопрос:

"Правда ли, что ты знаешь что-либо существенное по поводу появившегося при жизни И.И. Лободы завещания?"

По словам А.Абрамовича он услышал в ответ: "О духовном завещании я слышал лишь от своих знакомых и в подлинность предъявленного в суд домашнего завещания Лободы не верю и нахожу его фантастичным".

Врач Г. Тарабрин утверждал, что лично слышал от И.И. Лободы незадолго до его смерти, что он "завещает городу Таганрогу три четверти своего капиталу".

С целью подтверждения выводов экспертов о подлинности духовного завещания ряд рукописей и документов с несомненными подписями И.И. Лободы, Л.А. Бринардели, Георгия Титова и Г.И. Стаценко передали экспертам города Ростова-на-Дону - Ф. Фрике, А. Вольчинскому, Е.Хлысгову, А. Чиненному, которые дали заключение:

"Все подписи на духовном завещании сделаны не ими самими, а воспроизведены, по-видимому, одной и той же рукой. Характер всех подписей и текста завещания один и тот же, кажущееся же различие в почерках объясняется тем, что лицо, подделывающее подписи, писало разными перьями." Затем ростовские эксперты, проведя дополнительные исследования после предоставления им писем и документов, пришли к выводу, что текст завещания и подписи написаны братом купца Емельяна Запорожченко - Александром. Эксперты также нашли, что Александр Запорожченко имеет способность писать разными почерками, как то: прямым, косым, и более прямым с разным нажимом пера.

Вызвала подозрение и наружная сторона конверта, в котором прислано завещание, окрашенное с целью придания долго лежащей бумаги в желтый Цвет. Достоверность подделки подтвердил известный таганрогский магистр фармации С.А. Гинзбург, а то, что он окрашен ручным способом и окрашен 3 после заклейки подтвердили другие специалисты. Установили также, что завещание, присланное в городскую управу, вложенное в конверт в пяти местах сургучом с оттиском И.Л. (Иван Лобода) печатью, которой у И.И. Лободы никогда не было, а печати такие употреблялись для отметки белья.

Кроме того, в пользу Емельяна Запорожченко причиталась по завещанию сумма, превышающая долю каждой из родных сестер, с которыми Лобода жил в одном доме и находился в хороших отношениях. Особо 1 близкого знакомства между завещателем и Запорожченко не замечали и о нем купец не раз говорил; "Умный, но мошенник". По отношению к Ивану Ивановичу Емельян Запорожченко оказался и должником, что показала проверка документов.

На основании имеющихся материалов и заключений следственной комиссии: "Крестьяне слободы Котелево Ахтырского уезда, Харьковской губернии Е.В. Запорожченко , сорока лет и А.В. Запорожченко, тридцати пяти лет, преданы суду по обвинению в том, что в 1906-1907 годах в городе Таганроге, по предварительному между собой соглашению и сообща, составили от имени умершего шестого августа 1906 года таганрогского I второй гильдии купца И.И. Лободы, представленное 26 июля 1907 года к утверждению в таганрогский окружной суд домашнее завещание от второго июня 1903 года, ложно удостоверив подписями названного, заведомо для I покойного Лободы, а также заведомо умерших в то время Л.А. Бринардели, Г.В. Титова и Г.И. Стаценко, как свидетелей, и вымышленного лица И.Д. Лагутинского, как переписчика завещания".

В интересах следствия Александра Запорожченко арестовали и держали под стражей. В ноябре 1908 года Емельян Запорожченко, Р.Б. Идельсон и И.П. Дураков обратились к товарищу председателю окружного суда с просьбой об освобождении А.В. Запорожченко под их поручительство и залог в размере восмидесяти тысяч рублей. Просьбу не удовлетворили, однако, в январе 1909 года уважаемый в городе таганрогский купец Семен Иванович Симанов предложил под залог для освобождения Александра Запорожченко свое имение по Александровской улице, 134, состоящее из амбаров, строений и паровой вальцовой мельницы стоимостью свыше 150 тысяч рублей. Под залог в пятьдесят тысяч рублей обвиняемого освободили и выпустили на свободу.

В интересах правосудия дело назначили к слушанию в окружном суде города Екатеринослава. Заседание вел председатель окружного суда Каревский, обвинение поддерживал товарищ прокурора Каминский. Перед судом присяжных предстали пятьдесят шесть свидетелей и юридических лиц, участвующих в процессе. Среди тридцати свидетелей от защиты, вызванных на процесс, присутствовал бывший городской голова Таганрога П.Ф. Йорданов и гласный городской думы, врач П.М. Шедеви, известный нам как главный персонаж в рассказе А.П. Чехова "Ионыч".

Защищали обвиняемых присяжные поверенные А.М. Александров, Н.К.Муравьев и П.Н. Малянтович. Со стороны гражданских истцов яркую речь произнес видный общественный деятель и выдающийся юрист-адвокат, таганрожец А.С. Золотарев. Дело слушалось в течении пяти дней и закончилось в один час ночи. Вердиктом присяжных заседателей духовное завещание таганрогского купца Ивана Ивановича Лободы признано ... законным. Оба брата Емельян и Александр Запорожченко покинули здание суда оправданными.

19 октября 1910 года присяжный поверенный А.С. Золотарев, выступавший свидетелем по делу прислал в таганрогское отделение газеты "Приазовский край" телеграмму: "Поздравляю дорогих таганрожцев с победой. Завещание Лободы признано действительным. Запорожченко оправдан". Результаты судебного разбирательства опубликовала и газета "Таганрогский вестник".

Текст телеграммы содержал слова, полные оптимизма и надежд:

"Поздравляю граждан города Таганрога не только с этой большой материальной, но и нравственной победой. Теперь мы ждем от городского самоуправления немедленного осуществления воли незабвенного Ивана Ивановича Лободы".

Прокурорский протест и кассационная жалоба правительственным сенатом были отклонены. Таганрогское городское управление получило сто пятьдесят тысяч рублей на устройство и содержание больницы и сто пятьдесят тысяч рублей перешло на расширение городского Гоголевского училища.

УМНЫЙ МОШЕННИК

Родился Емельян Васильевич Запорожченко на Украине в многодетной семье, где помимо пяти братьев от первого брака, в числе которых были Емельян и Александр, от второго родились еще сын и дочь. После смерти матери семья переехала в Таганрог и двенадцатилетнего Емельяна отдали в магазин мальчиком, где он дослужился до приказчика. Грамоте не обучен.

Среднего роста, с обвислыми усами запорожского казака, глазами чистого василькового цвета, простой и доверчивый по натуре, с небольшим хохлацким выговором, находил отклики и в людях выше его по развитию и сословию. Как восприемник, присутствовал на крестинах у надворного советника Владимира Ивановича Карпинского при рождении сына Александра. Дружил со священником Платоном Георгиевичем Илличевским, жившим по соседству.

Имел небольшой, в три окна по фасаду, дом по Большому Кампенгаузенскому переулку, 6а (Комсомольский, 10) оцениваемый в четыре тысячи рублей.

В отличие от Емельяна Александр моложе своего брата на пять лет и отличался совершенно иным складом характера. До 1899 года находился на военной службе, где исправлял обязанности старшего писаря - вот откуда приобретенная длительным временем способность владеть выписанным почерком. В возрасте двадцати шести лет вернулся домой и поступил приказчиком к брату Емельяну за вознаграждение пятьдесят тысяч рублей в месяц, который вел небольшую торговлю. С 30 августа 1904 года по 1 января 1907 года служил уже приказчиком на отчете, уплачивая брату по десять процентов со стоимости товара. Средняя месячная выручка за этот период вращалась около цифры в одну тысячу рублей.

С января 1907 года товар в магазине перешел в полную собственность Александра, задолжав при этом брату, однако, девять тысяч рублей. Долг погашен отдельными суммами к 27 сентября 1908 года. Торговые обороты у Запорожченко Александра с этого дня начали резко расти и достигли в месяц до трех тысяч, что позволило ему открыть два новых магазина и приобрести домовладение, оцениваемое в пятнадцать тысяч рублей. Купленный дом находился по Гоголевскому переулку между улицами Кузнечной и Чеховской по четной стороне. Магазин мануфактурных, суконных товаров и готового платья Александра Запорожченко помещался в доме братьев Титовых по Гоголевскому переулку, а "Мануфактура" и "Парусина и мешки" - на Александровской площади в секции 96 в торговых рядах.

Не вызывает сомнения, что действительным организатором и вдохновителем аферы по созданию подложного завещания купца Лободы явился Александр Запорожченко, а его доверчивый брат стал послушным исполнителем коварных замыслов младшего брата. Торговые дела Емельяна угасли настолько, что в ноябре 1914 года в гражданском отделении окружного суда рассматривалось заявление мануфактурного общества "Саввы Морозова сыновья" о признании таганрогского купца Емельяна Васильевича Запорожченко несостоятельным должником. Суд постановил: "Признать Запорожченко Емельяна несостоятельным должников и ввиду злостного характера банкротства заключить в тюрьму". Правда, прошло несколько дней и газета "Приазовский край" сделала небольшое опровержение, указав, что Емельян Запорожченко заключен в тюрьму как несостоятельный должник, но никак не по причине "Злостного характера банкротства".

По личному убеждению автора настоящего очерка духовное завещание купца И-И. Лободы явно подложно. При тех материалах, которыми располагало следствие, в наши дни суд, вероятнее всего, вынес бы иное решение.

Единственным слабым местном в процессе являются показания некоторых свидетелей, подтверждающих, хотя и здесь наблюдаются разночтения, что еще при жизни завещателя он высказывал мысль помочь городу в устройстве водопровода. Возможно, и вполне вероятно, И.И. Лобода в частной беседа с кем-либо из своих знакомых и вел об этом речь, а так как у таганрожцев водопровод всегда являлся больным вопросом и они всю жизнь мечтали о нем, об этом заговорили в городе. ''Умный мошенник" Емельян Запорожченко сыграл на чувствах горожан и в тон им, конечно, подстрекаемый братом, построил текст завещания.

Особо близких отношений между Е.Запорожченко и И.И. Лободой не наблюдалось. Запорожченко всемерно старался заслужить благосклонность богатого купца тем, что во время посещения его магазина подавал хозяину стул, галоши и оказывал другие лакейские услуги. Одним словом, был человеком "чего изволите".

Сам город в лице городской управы и многие его жители давно интересовались постройкой водопровода и текст духовного завещания их вполне устраивал - триста двадцать тысяч рублей для города составляло большую сумму. А как же вердикт присяжных? Возможно, ими учитывалось мнение, высказываемое в разговоре между членами суда и другими высокопоставленными лицами о пользе, которую получит город Таганрог в случае признания духовного завещания. Важно также впечатление, которое произвели на присяжных участники судебного процесса, да и человеческая зависть могла вызвать в каждом из них - "Слишком жирно на двоих".

Так закончился громкий процесс в Екатеринославле о наследстве таганрогского купца И.И. Лободы. Как показало время, дело имело продолжение.

ФИНАЛ

Лишившись наследства, племянники богатого родственника Иван и Сергей отказали своим теткам в проживании и они доживали свой век в бедности, испытывая большую нужду. Варвара Ивановна тихо почила 19 декабря в возрасте семидесяти трех лет по причине старческой немощи и похоронена на таганрогском кладбище. Ее младшая сестра Мария Ивановна проживала у бывшей ее домработницы в деревне под Таганрогом. Умерла в 1923 году, достигнув восьмидесятитрехлетнего возраста.

Иван Онуфриев успел прибрести домовладение на Полтавском переулке (Антона Глушко, 24), предусмотрительно записав его на имя своей жены Юлии Васильевны. Имели четверых дочерей: Елену(1907), Зинаиду (1914), Марию и Надежду. Младший брат, Сергей Онусрриевич, 18 октября 1913 года обвенчался в Успенском соборе с девицей из дворянской семьи Верой Андреевной Грековой. От совместного брака родились дочери Нина, Варвара и сын Андрей.

С одним из прямых наследников приключилась занимательная история. В конце дня, прямо с поезда, к банковскому учреждению на Крещатике подошел невзрачный мужчина и, задержавшись некоторое время у входа, робко вошел в здание. Оглядевшись, нерешительно двинулся к одному из окошек и обратился к служителю со словами: "Милейший, я хотел бы сдать на хранение некоторую сумму денег".

Не поднимая головы, клерк протянул просителю бланк, односложно заметив при этом: "Заполняйте". Потратив немало времени проситель, наконец, вернул документ. Начав читать, служащий банка удивленно поднял глаза и приподнявшись с интересом оглядел клиента. Блуждающий взгляд, небритое лицо и нечесаная шевелюра на фоне измятой одежды вызвали у клерка недоверие и он, выделяя каждое слово, задал вопрос:

- Вы желаете сдать двадцать тысяч рублей?

Получив устное подтверждение, служитель пожал плечами и потребовал паспорт. Сбивчивые и несвязные объяснения клиента, отсутствие паспорта, вызвали уже подозрение, и о случившемся сообщили в полицию. Неизвестного гражданина задержали, бывшие при нем несколько десятков тысяч рублей отобрали и начали выяснять личность последнего, который назвался Виктором Скилиоти, жителем города Таганрога.

Племянник И.И. Яободы по женской линии Виктор Викторович Скилиоти получил в 1907 году по завещанию тридцать тысяч рублей. Неожиданно став обладателем столь крупной суммы, к нему со всех сторон стали поступать требования о выплате части денег, предъявляя при этом те или иные основания. Чтобы избавиться от назойливых просителей, Скилиоти с деньгами в кармане покинул Таганрог, решив разместить их в банках других городов.

Добрался он и до Киева, чтобы в одном из банковских учреждений оставить двадцать тысяч рублей. Здесь и начались его неприятности.

"Ненормальный", решила Киевская полиция и начала переписку с таганрогскими властями, предварительно переправив изъятые деньги в Таганрог и прося определить душевное состояние Скилиоти. В городе собрали о нем сведения и опросили окружающих, как о человеке, ведущем ненормальный образ жизни, и назначили медицинское освидетельствование. Комиссия, однако, нашла В.В. Скилиоти вполне нормальным и полиция вернула принадлежащие ему деньги.

Тем временем племянники Иван и Сергей не сидели сложа руки и добились пересмотра дела, которое назначили к слушанию в городе Новочеркасске. Разбиралось оно 5 ноября 1915 года, на котором приглашенные в качестве экспертов несколько учителей чистописания из гимназий признали духовное завещание, якобы принадлежащее И.И. Лободе, подложное. Судебная палата вынесла приговор, которым признала духовное завещание недействительным и передало на рассмотрение в правительствующий сенат.

Член государственной думы от Донской области М.С. Аджелов согласился выступить в сенате, защищая интересы города по делу Лободы. Следует отметить, что до этого многие адвокаты отказались выступать в суде, защищая права наследования по духовному завещанию.

По окончании слушания дела в сенате таганрогский присяжный поверенный А.С. Бесчинский дал из Петрограда телеграмму, что дело о наследстве Лободы проиграно городом. Сенат утвердил постановление новочеркасской судебной палаты, признав духовное завещание недействительным. Судебные издержки сенат также возложил на ответчика. Таганрогская управа подсчитала убытки, которые она понесла за все юда, в течение которых велось дело о признании законным духовного завещания И.И.Лободы и в котором город принимал участие. Они составили от двадцати до тридцати тысяч рублей. Многолетний судебный процесс принес большие убытки и прямым наследникам, что значительно сократило завещанный Лободой капитал.

Гласный городской думы А.Н. Говберг в январе 1916 года обратился к городскому голове с предложением ходатайствовать о передаче подлинника завещания Лободы юродскому музею.

- Я считаю, - заявил А.Н. Говберг. - что завещание, как юридический документ, ввиду окончания процесса, потеряло свою ценность и препятствий к выдаче его со стороны окружного суда не будет. Как историческую ценность его хранение в музее предпочтительнее.

Несмотря на окончательное решение, вынесенное правительствующим сенатом, в городской думе до Великой октябрьской революции велись разговоры по возобновлению дела по завещанию купца И.И. Лободы, уж очень много терял город. Особенно усердствовал при этом присяжный поверенный А.И. Бесчинский.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

До войны с семьей, я, мама, папа и сестра Павлина жили по улице Антона Глушко, 27 на втором этаже дома, окна которого выходили на улицу. В полуподвальном помещении жил Андрей Кудрявцев, жилистый, смуглый, крепко сбитый средних лет мужчина со смешинкой во взгляде. Его семья состояла из жены Нины и сестры Веры, жили бедно. Женщины не работали и обе отличались странностями в своем поведении и поступках. Верка, иначе во дворе ее никто не называл, - и взрослые, и дети, худенькая, небольшого роста, запомнилась сидящей на корточках посреди двора в окружении десятка кошек. Перед ней на двух поставленных "на попа"'* кирпичах в жестяной банке из-под консервов готовилась рыбья похлебка. Кошки сидели смирно, на ровном расстоянии друг от друга, как в цирке, и зачарованно глядя на свою хозяйку, слушали, как с ними доверительно разговаривает благодетельница. Стоило одной из кошек сделать движение вперед, как Верка не изменяя положения тела и не повышая голоса обращалась по имени к нарушительнице и своим вкрадчивым увещеванием заставляла вернуться ее на прежнее место.

Нинка, жена Андрея, ее также по другому не именовали, высокого роста, молодая, всегда одетая в темное платье и подвязанная черным платочком до самых бровей, никогда ни с кем не разговаривала и редко улыбалась. Молча наблюдала из-подо лба за играющими во дворе детьми.

Павлина, сестра моя, проживающая в настоящее время в Москве, при очередной встрече, зная мое увлечение старым Таганрогом, как-то напомнила:

- Помнишь, до войны, в нашем дворе жила Нина, еще тогда говорили, что она дочь богатого купца Лободы и родители ее оставили на вокзале при поспешном отъезде за границу во время революции.

Сестре об этом рассказывала Анфиса Иосифовна Нечаева, также проживающая в нашем дворе. Будучи женой бывшего таганрогского торговца, прекрасно была осведомлена со многими моментами из жизни городского купеческого сословия.

Изучив родословную семьи Лободы убедился, что один из прямых наследников по завещанию Сергей Онуфриевич имел дочь Нину рождения 1914 года. В таганрогском архиве наткнулся на интересную запись. Милиционер морской и речной милиции Андрей Кудрявцев со своей матерью, торговавшей на улице семечками вразнос, в 1920 году проживал по Полтавскому переулку, 22, то есть рядом с домом Ивана Лободы и конечно знал Нину Лободу с детства. Впоследствии женился на ней. Наконец, нашлись родственники Нины, ныне здравствующие и живущие в Таганроге. Они подтвердили, что в революционные дни Октября мать Нины уехала с белым офицером, оставив малолетнюю дочь Нину на вокзале.

Совсем недавно зашел во двор по улице Антона Глушко, 27 и соседи рассказали о некоторых эпизодах из жизни Кудрявцевых. Во время немецкой оккупации города в период Великой Отечественной войны Нину вместе со многими таганрожцами принудительно отправили на работу в Германию. Несмотря на умственную отсталость, Нина была добра и трудолюбива. В Германии мать Нины разыскала свою дочь, вела с ней беседу, но неизвестно, призналась ли ей в своих родственных отношениях. Во всяком случае в свою семью она не приняла и, уезжая, оставила деньги на ее содержание.

Зернувшисо в Таганрог после окончания войны, Вера, Нина и Андрей продолжали жить вместе. Через некоторое время Нина заболела неизлечимой болезнью. Незадолго до ее кончины муж Андрей и его сестра Вера в бессознательном состоянии закрыли Нину на замок и много дней скрывались на вокзале. По прошествии некоторого времени, это случилось в 1957 году, соседи почувствовали тошнотворный запах, исходящий из квартиры Кудрявцевых, и тут, вдруг, обратили внимание на длительное отсутствие их хозяев. Вызвали милицию, взломали дверь и обнаружили лежащей мертвой Нину и кошек, копавшихся в ее внутренностях. Прибывшие рабочие баграми и крючьями выволокли труп во двор и погрузили на труповозку. Так умерла одна из наследниц миллионного состояния таганрогского купца Ивана Лободы.

Чуть позже почти такая же участь постигла Веру. Несколько дней брата и сестру не видели выходящих во двор, лишь изредка в окнах квартиры мелькали какие-то тени. Заглянув в окно, соседи увидели неподвижно лежащую Веру и вызвали милицию. Оказалось, что Вера умерла несколько дней назад, а Андрей ждал почтальона, чтобы получить очередную пенсию, которую получала Вера.

Совсем иначе сложилась судьба Емельяна Запорожченко и его брата Александра. До сооружения водопроводной сети в Таганроге вода добывалась из колодцев через артезианские скважины. Таких крытых водораспределительных пунктов, уже при Советской власти, по городу было несколько. В одном из них на улице Свердлова, в начале Комсомольского переулка, работал Емельян Запорожченко. Несмотря на больные ноги и слабые легкие отпускал жителям воду по одной копейке за ведро. В зимнее время, когда от разливаемой при раздаче воды образовывались целые наледи, условия работы, особенно для слабых людей, представляли большие неудобства и отражались на здоровье. Умер Емельян Васильевич Запорожченко во время Отечественной войны при немецкой оккупации города в возрасте 74 лет. Его дочь Татьяна Емельяновна, по мужу Баева, несмотря на большой недостаток средств, с золотой медалью окончила таганрогскую женскую гимназию, затем поступила в ростовский университет, успешно его закончила и так же с отличием. Занималась преподавательской деятельностью. Заслуженный учитель Российской Федерации, Умерла в начале 90-х годов и похоронена на Аллее Почетных граждан Нового кладбища.

У Александра Запорожченко и его жены Ефросиний Еремеевны родилось трое детей. Василий умер в молодом возрасте от туберкулеза, от этой же болезни скончалась и жена. Сын Александр с супругой в гражданскую войну уехал в Америку.

Во время прихода к власти большевиков, в дом, где находилась дочь Антонина, ворвалось несколько человек. Они бесцеремонно забрали все украшения из золота и другие драгоценности, а золотые сережки, не утруждая себя, грубо вырвали из мочек ушей. Это не помешало ей через некоторое время выйти замуж за комиссара.

Во время НЭПа Александр Запорожченко, главный герой нашей повести, открыл прежние свои магазины, торгуя мануфактурой. По торговым делам частенько ездил в Москву. В конце двадцатых годов его выслали в Сибирь, где он вторично женился и хорошо устроил свою дальнейшую жизнь.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ПО СЕКРЕТУ ВСЕМУ СВЕТУ

ДЕЛО О ЛАПТЯХ

Бесхвостая кобыла, запряженная в телегу, выехала из ворот острога и не спеша затрусила по пыльной дороге. До города было не более двух верст.

- Ну, парень, радуйся солнышку.

Конвоир, сопровождавший арестованного оказался нестрогим и словоохотливым и всю дорогу не давал скучать пассажиру. Молодой арестант молчал и счастливо улыбался, перебирая пальцами босых ног, согретых лучами палящего солнца. Взгляд его остановился на лежащих рядом паре плетенных лаптей. Арестантская обувка показалась ему настолько изношенной, что парень без всякого сожаления взял их в руки, размахнулся и лапти, описав замысловатую дугу, шлепнулись в глубокую, по щиколотку дорожную пыль.

Не доезжая до шлагбаума, телега остановилась у дома Псарулаки, где совсем недавно по Петровской улице обосновался третий полицейский участок.

-- Арестованный доставлен, - весело доложил начальству конвоир.

Оформив документы, арестанта, отбывшего свой срок наказания, освободили и отпустили домой. Через несколько дней администрация тюрьмы потребовала от полиции возврата лаптей.

- Где лапти? - вопрошала она, которые были на арестованном.
Полиция вызвала бывшего узника и произвела дознание.

Куда делись лапти, выданные тебе в тюрьме? - поинтересовалось
начальство.

Выбросил, ехавши по дороге сюда.

Разве тебе не говорили, чтобы ты берег их, что это вещь казенная,
взыскивать будут.

Сказывали, даже пальцем буквы на лаптях показывали, "Т.З."

Тюремный замок, значит, а ты дуралей выбросил!

Да негодные они, одни ошметки остались.

Полиция отписала в тюрьму "Лапти были настолько изношены и стары, 4 го заключенный по дороге из острога в полицейский участок их выбросил".

Тюремное начальство таким ответом не удовлетворилась и вновь прислало в полицию отношение с требованием вернуть лапти, и вновь полиция отписала, что лаптей нет.

Неизвестно, сколько времени длилась бы переписка, неизвестно и чем она могла закончиться, если бы в деле не появился последний, одиннадцатый по счету документ. Им оказалась квитанция, удостоверяющая, что отец арестованного внес в казну за казенные лапти пятьдесят копеек.

МОЯ ЖЕНА БОЛЕЕТ

Последние дни внимательный прохожий мог заметить на улицах прилично одетого, с располагающей внешностью и небольшого роста мужчину. Маленькие ухоженные усики стрелочкой подчеркивали утонченную натуру. Отличался словоохотливостью, легко входил в разговор, в основном

интересуясь личностью известных в юроде врачей. Можно было подумать, что господин болен многими болезнями, как детскими, так и кожно-венерическими. В своих разговорах незнакомец, как бы мимоходом, выяснял совмещение ими практики приема на дому с ] работой в городских учреждениях.

После нескольких дней настойчивых поисков обладатель букета всех болезней появился у доктора Тара-брина Г.Я. (рис.71), проживающего по Варвациев-скому переулку, 29. Позвонив в дверной звонок, учтиво обратился к вышедшей прислуге.

- Григории Яковлевич должен скоро прийти, просил меня, чтобы я дождался его в кабинете. Прислуга проводила гостя в кабинет и ушла заниматься своими делами. Не теряя времени, аферист, а это был он уверенными движениями отомкнул отмычкой ящики письменного стола, переложил в свои карманы триста двадцать рублей наличными и бумажник с всевозможными документами. Подождав некоторое время, окликнул прислугу.

- Григории Яковлевич вероятно задерживается, что на него не похоже.
Передайте ему мои извинения, я не имею возможности больше ждать.

Следующий звонок прозвучал в квартире доктора Позументирова М.М., проживающего по Итальянскому, 10. События развивались по прежнему сценарию. Комфортабельно г взвалившись в удобном кресле, дождался, пока прислуга покинет кабине, господин изъял из письменного стола два бумажника с двумястами рублями, два чистых вексельных бланка с подписью докторе по пятьсот рублей каждый и несколько серебряных и золотых монет, что-то на общую сумму более пятидесяти рублей.

Посещая докторов, наш знакомый обращал внимание на дверные, таблички, где указывалось время приема больных. По ним определял, когда хозяин отсутствует.

На этот раз доктор Фрейфельд Абрам Григорьевич, проживающий в длинном одноэтажном доме по Александровской улице, оказался дома.

- Добрый день, доктор, меняя тактику обратился посетитель. Я
приезжий. Больна моя жена. Мне указали ваш адрес, как доктора хорошо
разбирающегося в... гм, вы понимаете, доктор. Не окажете ли мне
любезность осмотреть жену и поставить диагноз, после того, как я привезу
ее к вам для обследования. - Доктор, естественно, дал согласие.

Не получился номер и у доктора И.Л. Халдрымянца, проживающего по Итальянскому, 42, хотя хозяина и не оказалось дома. Пройдя как обычно в кабинет доктора и усевшись в ожидании, нет, не доктора, а ухода прислуги, он с удивлением обнаружил, что та не собирается его покидать. Стоя у притолоки и сложив руки на груди, Прасковья терпеливо ждала.

- Что-то жарко сегодня. Недалеко холодная сельтерская вода
продается, - проговорил гость, - не принесете ли бутылочку? Возьмите
деньги, сдачу оставите себе.

Бдительная прислуга не сдвинулась с места, видимо, почуяв недоброе. Посидев еще немного, посетитель взял со стола фирменный бланк доктора со штемпелем "Иван Лукьянович Халдрымянц" и синим карандашом Размашисто написал: "Зайду в пять часов вечера". Подпись неразборчива, не то "Вуяков", не то "Кулаков".Побывал ловкий аферист также у врачей А.Я. Шамковича по Депальдовскому, 18 и Виленского А.П.

Как видим, география района, где побывал воришка, невелика, чтобы не тратить попусту время на переходы и уложиться со своими заботами в одни сутки. В тот же день мошенник побывал в Итальянском переулке, 12 у известного местного ювелира Ланкау, где продал краденные вещи и уступил жене Ланкау шесть иностранных золотых монет, серебряный рубль с изображением императрицы Второй, золотое кольцо- все за девять рублей.

Больше его никто не видел, а маленькие усики для полиции еще не примета.

НАПАДЕНИЕ НА МАГАЗИН ФИЛЕВСКОГО

Известно, что Вера Матвеевна, жена Павла Петровича Филевского, содержала небольшой книжный магазин. Помещался он на бойком месте в первом этаже здания по Петровской улице. До самого закрытия, а закрывали его в восемь часов вечера, магазин посещали покупатели, а больше -знакомые Павла Петровича. В последние часы работы за прилавком обычно стоял бывший сослуживец Филевского по гимназии Михаил Андреевич Жулковский (рис.72).

На масленицу, когда на улицах было затишье и никого в магазине не было, в него вошли два ученика в форме коммерческого училища и спросили географические карты. Наверняка зная, что для того, чтобы их достать, продавцу необходимо нагнуться над прилавком, что и сделал Михаил Андреевич, пришедшие ударили его по голове чем-то тяжелым, как оказалось впоследствии, железным аршином. Жулковский упал, и ученики, не теряя времени, бросились к кассе. Жулковский, до этого потерявший сознание, поднялся и юноши снова набросились на него, повалив на пол. Забрав все имеющиеся в кассе деньги, молодые воришки бросились бежать.

Очнувшись и не имея сил позвать на помощь, Михаил Андреевич, превозмогая страшную слабость, кое-как перебрался через улицу в аптекарский магазин Шамковича. Там страшно перепугались - голова и лицо разбиты, усы и борода слиплись от крови, отсутствие на привычном месте пенсне, шатающаяся и неуверенная походка. Подозвав оказавшегося поблизости извозчика, пострадавшего немедленно отвезли в частную больницу, находящуюся, к счастью, недалеко - через два квартала.

Павла Петровича вызвали в магазин, где полиция составила протокол и определила сумму украденного. Окончив формальности, Филевский

поспешил в больницу. Бледный от большой потери крови пострадавший находился в тяжелом состоянии. Наклонившемуся над ним Филевскому прошептал: "Это были ученики коммерческого училища".

Чувствуя большую вину в случившемся директор училища Е.М. Гаршин, репутация учеников которого в городе была и так на плохом счету, посетил привезенного домой М.А. Жул-ковского и выразил свое соболезнование.

Начались поиски злоумышленников. Жулковский мог бы с достаточной уверенностью указать на одного из них, приводимых к нему на опознание учеников училища, однако он не стал этого делать по своей доброте и не желая

причинить им горе. Своим повседневным поведением два ученика вызвали подозрение не только у хозяйки квартиры, где они жили, но и у товарищей.

В конце концов виновники сознались. Ими оказались купеческий сын Василий Жуков и сын зажиточного крестьянина из села Николаевки Павел Чеботарев, шестнадцати и четырнадцати лет.

Учеников на суде защищал известный в городе адвокат А.С. Золотарев (рис.73), пострадавшего М.А. Жулковского представлял В.И. Черницкий, который в суд не явился, чем вызвал большое неудовольствие среди жителей города. Защищая подростков в своей речи А.С. Золотарев сказал:

"Если приходится обвинять по данному делу кого-нибудь, то не этих' молодых преступников, сделавшихся такими, не далеко по собственному желанию, а нас, людей, не умевших воспитать молодое поколение. Вот вам продукт нашей некультурности."

Михаил Андреевич, имеющий восемь ран на голове, когда судья предоставил слово, при своей извечной доброте и скромности заявил: "Я не хочу мальчиков сделать несчастными."

-Хотя врачи удостоверяли наступившее малокровие, требующее курортного лечения, об уплате на лечение он даже не заикнулся, а родители мальчиков "промолчали". Подсудимых оправдали. После окончания заседания суда Золотарев заявил Филевскому - он никак не ожидал, что подсудимые будут оправданы, а то, чтобы Жулковскому родители обязаны выплатить пятьсот рублей на лечение, должен был на заседании суда заявить В.И. Чернецкий , который из-за неуважения к своему клиенту и членам суда на заседание не явился.

БАРЫШНЯ, КОТОРАЯ ЛЮБИЛА КАТАТЬСЯ

Теплая летняя ночь была на изломе, шел первый час ночи. Гуляние в городском саду хотя и было в полном разгаре, но публики поубавилось. Свет электрических фонарей выхватил из темноты светло-зеленую листву, вокруг которой вилась многочисленная мошкара. С пронзительным писком черными молниями проносились летучие мыши. Звуки духового оркестра, исполнявшего в "круге" вальсы, мазурки и польки, хорошо слышались даже на Соборной площади.

Наконец наступил момент, когда публика, тихо переговариваясь, начала покидать сад, растворяясь в темных улицах и переулках. Легковые извозчики, стоявшие а ряд вдоль ограды городского сада, пришли в движение. К двум часам сад опустел, и в ночном прохладном воздухе более четко слышались удары биллиардных шаров, до закрытия ресторана оставался час времени. В ожидании запоздалых путников извозчики со своими экипажами сгруппировались против главного входа в парк у ограды памятника Петру I.Лихачи, как звали извозчиков легковых экипажей на резиновом ходу, завели интересный разговор.

Более месяца тому назад стоял я у каменной ротонды, - рассказывал известный в городе легковой извозчик Михаил Фабристоз, - время позднее. Подошла ко мне неизвестная барышня, подрытая шарфом, и наняла для катания. Проездив по Петровской более часа, приказала ехать на Греческую улицу. Возле дома Игнатьева барышня сошла с пролетки и говорит: "У меня имеется дома десять рублей золотом, давай мне сдачи шесть рублей, а с горничной моей я сейчас же вышлю десять рублей". Подождал я ее до пяти часов, солнце всходить стало. Пошел искать пассажирку, подошел к калитке, а ворота, куда скрылась барышня, огораживают пустырь. Потерял я шесть рублей, более часа возил бесплатно,
да еще до утра проторчал на улице.

Извозчики разом заговорили, каждому хотелось рассказать, что и с ним подобное случилось. Федор Грицай рассказал, что месяц назад молодой человек, говоривший плохо, как бы иностранец, нанял для катания. Затем приказал отвезти на Греческую и остановиться возле каменной лестницы, а сам, прося подождать, скрылся в одном из подъездов, не уплатив двух рублей.

Алексей Анохин припомнил случай, когда на днях молодая симпатичная барышня наняла его у городского сада и долго каталась, поглядывая на гуляющих, как бы выискивая кого-то. Попросив остановиться у гостиницы "Континенталь", сошла с пролетки и заявив, что не имея "мелких", сейчас вышлет деньги, так и не появилась.

- Антон, - обратились после долгого разговора лихачи к одному
пожилому извозчику, - у твоего брата кум в городовых ходит, пусть он
последит, а мы поможем.

Через несколько дней около двух часов ночи возле городского сада стоял, выжидая седока, Карп Серебряков. Неожиданно к нему подошла неизвестная барышня и, не торгуясь, села в пролетку.

Куда, барышня, ехать?

По Петровской, - последовал лаконичный ответ.

Извозчик дернул вожжами, и пролетка, плавно качнувшись на рессорах, покатила вверх по улице. На углу Итальянского переулка экипаж остановил околоточный надзиратель Иванченко и городовой Ионин.

- Барышня, просим сойти с пролетки и пройти с нами для выяснения личности. Проследовала какая-то "темная" личность, именуемая себя кругосветным путешественником, графом Дмитрием Юрдановичем Дильчевым. Во время пребывания в поселке "граф" посетил полицейского надзирателя, где сделал отметку, похитил пистолет с двумя обоймами и скрылся в неизвестном направлении.

В Таганроге всполошились и начали расследование. С первых же дней поиска результаты оказались успешными и помощнику пристава, которому поручили вести поиск, удалось проследить весь дальнейший путь Дильчева. Оказалось, что извозчики, услугами которых пользовался ''граф", и владельцы гостиниц, у которых останавливался "путешественник", были о нем совершенно противоположного мнения, чем восторженные отчеты на страницах газеты.

Ехавший у вокзала легковой извозчик сообщил, что он возил господина-графа, как тот отрекомендовался, по городу и что последний скрылся, ничего не заплатив за проезд. В гостинице "Европейская" заявили: "Граф Дильчев останавливался, занимал одиннадцатый номер, пробыл два дня и утром двадцать третьего ушел, не оплатив за проживание". В гостинице Рафтопуло, расположенной у вокзала, подтвердили, что "граф" провел ночь под двадцать четвертое, утром ушел, не попрощавшись.

На допросе арестованный "граф" пояснил: "Я болгарский подданный, житель города Плевлы, граф Дмитрий Юрданович Дильчев, двадцати трех лет. Прибыл в Таганрог двадцать первого апреля со стороны станции Краматорская Екатерининской железной дороги. Револьвера у полицейского надзирателя в поселке Лозовом не похищал, хотя семнадцатого апреля у него был. Отобранный у меня револьвер купил в Киеве, в ружейном магазине на Прорезной улице. Больше вам сказать не имею, а имею сказать полицейскому надзирателю поселка Лозовой."

Посмотрев книгу путешественника, из многочисленных записей, сделанных в ней, и отметкок о населенных пунктах можно заключить, что "путешествует граф" с 1910 года. Никаких документов, кроме осмотренной книги и свидетельства, найдено не было, и установить его личность невозможно. Не оказалось при нем ни багажа, ни каких-либо вещей.

Дальнейшее путешествие "граф" совершил уже не пешком, если вообще когда-либо делал, а в поезде со свитой этапного конвоя, и не вперед по курсу, а повернув на сто восемьдесят градусов в сторону поселка Лозового, по месту совершения преступления - кражи револьвера. Установили, что и в Таганрог он пришел не пешком, а прибыл по железной дороге со станции Краматорская. На вопрос: "А как же пари?", скромно промолчал.

Все последующие дни разговоры в городе велись исключительно вокруг графа - самозванца. Дамы вздыхали, мужчины сердито ругались, а в душе гордились - двухлетнее путешествие таганрогского Хлестакова закончилось именно в Таганроге.

"РУКИ ВВЕРХ"

Двадцатого января 1912 года в Таганроге открылся новый банкирский дом. Учредителем его стал Эммануил Карлович Фачини. Помещался банк в недавно построенном здании В. Давидовича под вывеской "Банкирский дом Э.Фачини и К". Сейчас в этом доме помещается городское отделение связи и телефонная станция.

Первого апреля служащий банкирской конторы, сын чиновника восьмого класса И.И. Выхольский, получил в Азовско-Донском банке одну тысячу рублей и не спеша направился в свою контору на Николаевскую улицу. На всегда малолюдном Варвациевском переулке его остановили двое неизвестных молодых парней. Угрожая револьверами, приказали:

- Руки вверх, - хотя именно это могло привлечь внимание прохожих и с другой стороны, как в дальнейшем показали события, пошло на пользу потерпевшему и банкирской конторе.

Один из нападавших, пониже ростом, держал револьвер у виска Выхольского, грубо требуя денег, другой тщательно обыскивал, шаря по карманам и грязно ругаясь при каждом вывороченном пустом кармане. Не найдя денег и пригрозив, если он позовет на помощь, злоумышленники перебежали через булыжную мостовую на другую сторону переулка и поспешно скрылись.

- Уффф.., облегченно вздохнул Выхольский, пронесло, - и, опустив руки, достал из рукава пальто пакет с деньгами.

ЗАЩИТА ЧЕСТИ

В местной банкирской конторе Давидовича служил молодой человек Владимир Товель, исполнявший различные банковские поручения и часто имевший на руках крупные суммы денег, иногда до нескольких тысяч рублей, В полдень двадцатого октября 1911 года Владимир получил в банковской конторе две тысячи рублей и направился в государственный банк для сдачи денег. Как обычно, в зале находилось много публики и В. Товелю пришлось ждать, стоя в очереди, разговаривая со знакомыми. Подойдя к кассиру, Владимир обнаружил пропажу из кармана пакета с одной тысячью рублей. Потеря денег, видимо, произвела сильное впечатление, и он проявил нервозность.

В банке поднялась тревога, выходы закрыли, и банковские стражники, начав поиск денег, поставили в сомнение некоторых из присутствующих в зале. Одного молодого человека К., представителя торгового дома, даже подвергли обыску, денег при нем не оказалось.

Тем временем Товель, пользуясь поднятой суматохой, вынул из кармана брюк револьвер и, держа оружие в правой руке, начал стрелять в себя, согнув руку и целясь в голову. После трех безрезультатных выстрелов Владимира обезоружили подбежавшие стражники. Препровожденный в полицию с него сняли показания и отпустили домой. Отец Владимира Товеля, мещанин Алексей Порфирьевич пятидесяти двух лет, владелец бакалейной и отрубной лавки на углу Успенского переулка и Екатерининской улицы, узнав о случае со своим сыном, поспешил в банкирскую контору Давидовича. Произошло объяснение старшего Товеля с госпожой Давидович, которая в разговоре упомянула резкие выражения и упрекала семью Товелей в желании присвоить "сиротские деньги".

Глубоко возмущенный поведением госпожи Давидович отец обратился к сыну.

- Ты не умеешь защитить себя, я сумею отстоять нашу честь.
Примерно так несколько десятилетий спустя ответил Иосиф Виссарионович Сталин сыну Якову, когда застал его со своей женой и Яков стрелял в себя из револьвера.

- Какой ты мужчина! Даже выстрелить не смог как следует.

Выйдя на улицу А.П. Товель, потрясенный случившимся, нанял извозчика и поехал домой. Остановившись около лавки, Алексей Порфирьевич попросил жену расплатиться с извозчиком, сам, будучи внешне спокоен, поднялся в квартиру на второй этаж. Сняв в передней пальто, быстро прошел в зал и заперся на ключ. Через несколько минут раздался выстрел. Прислуга, услышав падение тяжелого тела, сбежала вниз и заявила о несчастии хозяйке.

Комната, в которой находился Алексей Прокофьевич, оказалась запертой и из нее не доносилось ни звука. Из под двери тянуло легким запахом гари. Ульяна Алексеевна, жена хозяина дома, побежала, заявив о случившемся в полицию. Когда дверь открыли, вошедшие увидели лежащего на полу А.П. Товеля, лицо в крови, руки раскинуты в сторону. Возле Алексея Прокофьевича, уже мертвого, валялся маленький пятизарядный револьвер русского производства Смит-Вессон. Держа револьвер в правой руке, Товель выстрелил в левый висок, и смерть наступила мгновенно.

Вечером того же дня тело погибшего выставили в зале, которую посетило много друзей и знакомых покойного. Алексей Порфирьевич пользовался репутацией добросовестного торговца и щепетильно честного человека. Печальная история с пропажей тысячи рублей и объяснение с мадам Давидович оказали угнетающе тяжелое впечатление, послужившее причиной преждевременной смерти.

На следующий день около пяти часов вечера состоялись похороны. Провожать в последний путь собралась огромная толпа народа, на гроб друзья и родственники возложили несколько венков из живых цветов.

Сын покойного, Владимир, провожая тело отца по дороге на кладбище выказывал большую нервозность и горе. Несколько раз громко выражал отчаяние и желание покончить с собой.

При похоронах самоубийц священнику запрещалось присутствовать на похоронах и хоронить на христианском кладбище. С разрешения викарного епископа умершего А.П. Товеля не только отпевали в Никольской церкви, но и похоронили на православном кладбище. После смерти Алексея Порфирьевича остались четверо сыновей и две дочери. Старший сын Федор во втором браке, после смерти первой жены, взял в жены Антонину Николаевну Злову, о родственнике которой писал Александр Павлович Чехов:

"Иван Андреевич Злов был знаменит тем, что съездил в Париж и вывез оттуда целый склад керосиновых ламп, которые продавал тут же в парикмахерской. По вечерам он зажигал для приманки покупателей целый десяток этих ламп и устраивал таким образом иллюминацию, на которую стекался смотреть чуть ли не весь город".

Семья Зловых дружила с известным в Таганроге мастером-парикмахером Плескачевым. При бракосочетании в 1918 году старшего сына Федора поручителем присутствовал Матвей Иванович Плескачев. Длительное время на комбайновом заводе работал внук Алексея Порфирьевича - Алексей Федорович, добрейший и безотказный в работе и к людям человек. Нет сомнения, что он наследовал лучшие качества своего деда.

Владимир Алексеевич через несколько лет после случившегося уехал из Таганрога и дальнейшая его судьба не известна.


"ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ"

В одном благородном и уважаемом семействе города на страстной 1 неделе господа отправились в церковь к пасхальной заутрене. Из кухни доносились звуки дружного перестука ножей и веселый разговор кухарок - готовились к празднику.

Господская дочка сидела перед зеркалом и медленно, не спеша расчесывала длинные волнистые волосы. Настроение праздничное, раннее утро прекрасно. Привычные будничные звуки внезапно нарушил стук открываемо-! го окна, и комната наполнилась ароматом раннего весеннего утра. Молодая девушка повернула голову и похолодела. В распахнутом окне показалась черная всклокоченная борода с такой же черной, взъерошенной головой. Обведя комнату настороженным взглядом, борода увидела девушку и замерла. И тут неожиданно для себя самой барышня пролепетала нежным голосом.

- Христос воскресе!

- Во истину воскрес, - так же неожиданно последовал ответ. Злоумышленник помедлил, и выражение лица его изменилось.

- Барышня, - с чувством проговорил он хриплым голосом, в котором явно просушивались нотки глубокого раскаяния, - даю слово, что никогда больше не буду заниматься этим.

Долго потом в семейном кругу вспоминали трагикомичный случай, случившийся на Пасху и так благополучно окончившийся.

ПО СЕКРЕТУ ВСЕМУ СВЕТУ

На втором этаже дома по Итальянскому переулку, 8 проживал доктор Кулаев Владимир Давыдович. Дом принадлежал врачу лечебницы "Общества врачей" Моисею Менохимовичу Позументирову и приобрел он его в конце прошлого столетия у когда-то широко известной в городе акушерки Юлии Леонтьевны Литвиновой. Последняя оставалась жить в своем бывшем домовладении. По старой привычке дом в городе продолжали называть "домом Литвиновой".

За два дня до описываемых событий у Юлии Леонтьевны украли железный ящик, где хранились ценные вещи, паспорт и векселя на большую сумму. Ящик мальчишки скоро нашли в бывшей крепости, разбитый и пустой.

8 декабря 1909 года в своем кабинете доктор Кулаев изнасиловал таганрогскую мещанку несовершеннолетнюю девицу Елену Петренко. Елена пришла к двоюродной сестре Варваре, служившей у доктора горничной однако дома ее не оказалось, чем и воспользовался излишне гостеприимный хозяин.

Владимира Давыдовича арестовали, затем под залог в десять тысяч выпустили. Страшно боясь огласки, доктор по венерическим болезням смиренно обратился к редактору газеты "Приазовская речь" и слезно просил не печатать никаких материалов по обвинению его в насилии шестнадцатилетней девочки. Редактор и владелец газеты не внял просьбе расстроенного Кулаева и на страницах своей газеты опубликовал полный текст письма доктора.

Граждане города выразили большое возмущение случившемуся и тут же высказали опасение, доктор, де, все равно откупится. Так оно и случилось, Владимир Давыдович продолжал заниматься своими венерическими делами.

МОШЕННИЧЕСТВО НАПРОКАТ

Случайно прочитав в газете объявление, что в частный дом по Елизаветинской улице требуется пианино, таганрогский мещанин Андрей Трофимов задумался. На следующий день пришел по указанному адресу. Обратившись к хозяйке дома, желающей приобрести музыкальный инструмент, Андрей ее обнадежил.

- У меня имеется неплохое и в хорошем состоянии беккеровское форте пиано, цена для вас подходящая, если мадам изволит, я привезу его, а уж о цене, надеюсь, договоримся. Выбрав подходящее время, когда жители,спасаясь от полуденной жары, закрывают ставнями окна, Трофимов взял пианино у известной в городе мадам Поль, сдающей их на прокат по восьми рублей в месяц, погрузил поклажу на подводу и отвез в дом, где его уже ждали.

Хозяйка тщательно осмотрела инструмент, проверила клавиатуру, затем, сняв крышку, осмотрела состояние фетровых молоточков, боясь повреждения молью и поинтересовалась строем.

- Держит хорошо, - с достоинством ответил продавец, - не сомневайтесь.
Поторговавшись скорее по привычке - цена устраивала, хозяйка, довольная покупкой, рассчиталась с Трофимовым. Андрей пожелал хозяйке доброго здоровья, надел картуз и, зажав в кулаке семьдесят пять целковых, не спеша вышел на улицу.

Ободренный удачей и благодаря Бога за удачно пришедшую вовремя мысль, Андрей Трофимов через несколько дней получил в конторе мещанина Ефанова на прокат гармонию, продал в тот же день на старом базаре

приезжему крестьянину. Идя по следу, сыскная полиция на третьей операции арестовала без определенных занятий незадачливого афериста.

КОМЕТА ГАЛЛЕЯ

Как известно, комета Галлея имеет орбиту с периодом обращения около семидесяти шести лет. В 1909 году она в очередной раз появилась на небосклоне, и память о ней еще свежа была у таганрожцев.

Вечером 15 ноября 1911 года таганрогский мещанин Антон Кантов возвращался на Скараманговку, где его давно ждали. Под мышкой нес только что купленное в магазине братьев Адабашевых теплое пальто. На Конторской улице к нему подошел неизвестный молодой человек и вежливо обратился с вопросом.

- Видели ли вы новую комету, которая в последнее время очень хорошо
видна на небе?

- Комету? Нет не видел.

Я сейчас покажу ее вам. Вот смотрите повнимательнее, - и он показал
Кантову какую-то яркую точку на фоне темного, усеянного многочисленными
звездами неба.

Остановившись, Кантов с интересом стал смотреть вверх, выискивая заветную комету и слушая пояснения астронома-любителя. Увлечение его было настолько велико, что он не почувствовал, как следовавший все время сзади сообщник "астронома" вытащил потихоньку из-под руки Кантова сверток с покупкой и незаметно скрылся. Пока Кантов любовался кометой, исчез и "экскурсовод".

КТО УКРАЛ?

Александр Абраменко обратился в полицию и рассказал, что его хозяин Авраам Гринштейн, живущий в крепости, послал после обеда разменять две золотые монеты достоинством по пяти рублей.

- Я заходил во многие лавки, и даже гостиницу, - заявил Абраменко,
- везде мне отказывали в этом.

Тогда я зашел в пивную, что на Александровской улице. Владелец пивной Антон Косталас обменял одну монету, а когда вернулся чтобы разменять и вторую, Косталас взял монету, положил в кассу, а меня обругал и выгнал. Турецкоподданный хозяин пивной клятвенно уверял, что получил только одну монету.

ВЕЧЕРОМ ВЕСЕЛИЛИСЬ, УТРОМ ПРОСЛЕЗИЛИСЬ

Вице-консулом Таганрога в 1854 году назначили двадцатидвухлетнего австрийскоподданного Григория Збиза. Обзаведшись семьей он навечно остался на жительство в Таганроге, прожив в городе шестьдесят лет. От совместного брака с супругой Эмилией Андреевной родилась дочь Мария, впоследствии вышедшая замуж за дворянина Виктора Зенкевича и сын Карл.

Проживала семья в полутораэтажном здании по Николаевской улице, три. Во дворе находился небольшой городовой сад "Аркадия", где в 1884 году открылся Европейский музей. За несколько лет до смерти, а умер Григорий Петрович 15 сентября 1914 года, уже как шведскоподданный вице-консул, свое домовладение продал мещанину Крикору Хачатуровичу Телекову.

К этому времени дом основательно поизносился и, собравшись с силами, новый хозяин в 1911 году капитально его отремонтировал. Третьего июля по случаю окончания ремонта в доме отслужили молебствие, а затем в квартире греческо-подданной Е.И. Ксеполито, снимавшей второй этаж, состоялось угощение. Веселились основательно и шумно. Пиршество затянулось далеко за полночь, когда в соседних домах давно перестали светиться окна. Погасли наконец огни и в нашем доме, принеся соседям долгожданную тишину.

Спустя некоторое время от притвора Успенского собора отделилась темная фигура и, неслышно ступая, приблизилась к притихшему дому. Соблюдая осторожность, неизвестный остановился и оглянулся. Ничто не угрожало опасности. Невысокие окна первого этажа забранные решетками, злоумышленника устраивали. Став на одну из них, он свободно дотянулся до окна второго этажа, которое, благодаря теплому летнему вечеру, оставалось открытым всю ночь.

В комнате раздавался такой мощный греческий храп, что громоподобные звуки его наверняка были слышны на берегах Адриатики. Воспользовавшись этим и не боясь никого разбудить неосторожным движением, вор свободно соскользнул в комнату, где крепко спали гости госпожи Ксеполито, греческие моряки: капитан греческого парохода "Арист" М.И. Козмас и капитан парохода "Аттика" А.И. Дамбисис. Тут же на стульях в беспорядке находились их вещи. В соседней комнате - столовой, спала женская прислуга, в других помещениях размещались остальные обитатели дома.

Злоумышленнику не составило никакого труда собрать все, что он мог унести и выбраться через то же окно на улицу. Не теряя времени и не оглядываясь, похититель, ступая босыми ногами, быстрым и совершенно бесшумным шагом устремился в сторону вокзала.

Опасного вора-рецидивиста, жителя города Таганрога, полиция арестовала на ростовском базаре через несколько дней. В свои восемнадцать лет Константин Лебедев совершил пятнадцать краж, в том числе из квартиры Е.И. Ксеполито. В памятный нам вечер преступник похитил у капитана Козмас костюм, башмаки, серебряный кошелек с золотыми инициалами владельца, бумажник с пятнадцатью рублями, банковскими счетами и письмами на греческом языке, всего на сумму 264 рубля; у капитана Дамбасис ботинки и брюки, в карманах которых находилось 315 рублей.

КТО ТАМ?

Жили два друга Мокей и Иван, возраст за шестьдесят. По тем временам такие люди считались древними стариками. Мокей совершенно не видел одним глазом, вторым очень плохо. Иван почти глухой. Иван Голюбин арендовал у Варваци сад близ села Лакедемоновка и усиленно охранял его от набегов молодежи и прочих нечестных людей.

Как-то в ночь под одиннадцатое июля 1903 года Голюбин пригласил Мокея Запорожченко в помощь себе для охраны сада от воров. Дружили старички между собой более двадцати лет, прекрасно ладили и понимали друг друга с полуслова. Глухой Галюбин зарядил одностволку и дал слепому Запорожченко ружье, чтобы тот прошелся по саду полугать злоумышленников, Мокей взял ружье, пару раз приложился к прикладу, примериваясь, и отправился с обходом владения Голюбина.

В одном месте, услышав подозрительный шум, остановился и громко крикнул: "Кто там?". Не услышав ответа, вторично задал свой вопрос, но уже громче. Не получив и здесь ответа, Мокей вскинул одностволку и выстрелил. Послышался крик боли. Бросившись к месту падения тела, Мокей узнал в распростертой на земле фигуре своего друга Ивана, который оказался мертв.

Через четыре месяца шестидесятидвухлетний Мокей Запорожченко предстал перед окружным судом, обвиняемый в убийстве своего приятеля Ивана Голюбина. Сопоставив детали случившегося, суд приговорил обвиняемого к строгому выговору.

ЗОЛОТОЙ ТРАНСПОРТ

Знаем ли мы, как осуществляется перевозка денег, ценных бумаг и драгоценностей, как и то, сколько их лежит в банке? Нет. А вот раньше об этом знали все.

Газеты "Таганрогский вестник" и "Приазовский край" в 1898 - 1899 годах с гордостью сообщали жителям Таганрога о всех поступающих в город деньгах, их количество и другие интересные подробности.

"Третьего февраля 1899 года на станцию Таганрог получили багаж, состоящий из шестнадцати ящиков, наполненных золотой монетой на сумму в шестнадцать тысяч рублей. Груз предназначен для таганрогского отделения государственного банка".

"Четырнадцатого июня 1899 года с утренним поездом в Таганрог прибыл миллион рублей, упакованных в семнадцать ящиков."

Ранним утром 25 июня 1898 года от вокзала в сторону государственного банка не спеша проследовал "золотой транспорт". Шесть подвод, груженых ящиками, всего их было пятьдесят, наполненных золотой и серебряной монетой, двигались по Иерусалимской улице (ныне Свердлова). Обоз сопровождали десять чиновников государственного банка, несколько полицейских надзирателей и шесть городовых с обнаженными шашками. Все пешком, ибо конной полиции в Таганроге не существовало.

Зрелище, впечатляющее своей торжественностью и значимостью, привлекало прохожих, многие приостанавливались, провожая шествие взглядом, другие терпеливо следовали до площади, где находился банк.

Почтовая корреспонденция всегда выделялась среди прочих грузов, подлежащих транспортировке, тем, что содержала письма с вложенными денежными переводами. Еще в 1910 году при сдаче и приемке почтовой корреспонденции около почтовой конторы в течении получаса дежурили конные казаки. Гарцуя на лошадях прямо на тротуаре, они никого не пропускали, окриками останавливали проходящих, угрожая при этом плетками и оружием и грозя всевозможными карами.

Внутригородские перевозки выполнялись почтовыми служащими на конных повозках, осуществляющих связь с вокзалом, пристанью, заводами -1 другими учреждениями. Помимо почтовой корреспонденции ими перевозились не особенно крупные суммы денег, исполняя при этом обязанности инкассаторов. Почтовое ведомство располагалось на главной улице города рядом с окружным судом.

В конце мая 1907 года от почтовой конторы отъехала одноконная упряжка. Не проехав и квартала, почтальон неожиданно подвергся нападению со стороны известного в городе рецидивиста Ильи Балуева. Став посредине дороги, нападающий сделал попытку остановить лошадь, а когда это не удалось сделать, бросился к повозке. Почтовый служащий выхватил шашку и после того, как Балуев ухватился за денежный ящик с намерением вытащить его из повозки, ударил преступника по руке.

Злоумышленник взвыл, ящик отпустил, но продолжал бежать следом, сделав еще несколько попыток забрать кассу, каждый раз получив удары по голове и рукам, наносимые почтальоном. Шел двенадцатый час ночи и нарушенная вечерняя тишина, сопровождаемая громкими криками о помощи с места происшествия, привлекли внимание дежурного городового.

Балуева задержали. Оказалось, что его усилия по захвату денежного ящика были напрасны - касса была пуста. Деньги почтальон намеревался доставить на обратном пути, возвращаясь с пристани.

ВОРОВСКОЕ ПРИВЕТСТВИЕ

Владение "Акимовка" собственника Ф.А. Акимова находилось недалеко от богоугодного заведения на Петровской улице. В седьмом часу вечера, на четвертый день праздника Рождества Христова, в дом проник вор. Предварительно он несколько раз прошелся мимо имения, присматриваясь и изучая повадки жильцов. Выбрав благоприятный момент, злоумышленник вошел во двор и беспрепятственно проник в переднюю. Несмотря на ярко освещенную соседнюю комнату, в которой прохаживался сын Акимова, вор снял с вешалки две мужские шубы, отца и сына, перекинул через руку и хладнокровно вышел со двора.

На улице было достаточно светло, шел легкий снежок. Недалеко от калитки вор встретил возвращавшуюся домой молодую дочь хозяина дома, где он только что побывал. Мысли завертелись с невероятной быстротой -заметила или нет, откуда вышел? Поравнявшись, он непринужденно и не смущаясь, вежливо снял шляпу и произнес слова приветствия:

- Добрый день, барышня, с праздником вас, - после чего ускорил шаг и свернул в ближайший переулок.

Ответив на воровское приветствие, молодая Акимова, прийдя домой, обратила внимание на пустую вешалку и отсутствие шуб. Домашние полошились и, выбежав на улицу, попытались найти преступника. Прохожие указали, что они видели его сидящим на скамейке у дома за углом. дальнейшие поиски ни к чему не привели.

На следующий день в доме появился щенок, который в скором времени стал отзываться на кличку "шуба".

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Доктор Брыкин П.В., обслуживающий рабочих металлургического завода, проживал по Депальдовскому переулку, 16. В сентябре 1914 года по рекомендации конторы найма прислуги "Помощь", расположенной на Варвациевском переулке, 4, принял в услужение горничную, молодую женщину. Прошло не так уж много времени, когда, отлучившись с женой на непродолжительное время, супруги по возвращении домой обнаружили исчезновение прислуги, а вместе с ней золотых вещей и драгоценностей на сумму свыше пятисот рублей, а также пятисот шестидесяти рублей наличных денег. Сумма по тем временам значительная.

На видном месте прислуга оставила, как визитную карточку, свою паспортную книжку, в которой расстроенные муж и жена прочитали:

"Анна Гаценко... крестьянка курской губернии... двадцати шести лет".

Паспортные книжки, действующие на территории царской России, давали о ее владельце такие сведения: имя, отчество, фамилия, звание, вероисповедание, род занятий, состоит ли в браке, отношение к отбыванию воинской повинности, на основании каких документов выдана паспортная книжка, а также данные о внешности (рост, цвет волос, особые приметы).

Когда Антон Павлович Чехов по окончании гимназии выехал в Москву учиться, ему выдали документ - "билет", заменяющий паспорт, где в графе "приметы" указано: лета - 19; рост - два аршина, девять вершков; полосы, брови - русые; глаза - карие; нос - умеренный; лицо - продолговатое, чистое; особые приметы - под волосами шрам.

Отсутствие в паспортных книжках фотографий владельца, сведения о внешности играли существенную роль. Интересно, если владелец документа являлся человеком грамотным и умел расписаться в специально предусмотренной графе, описание внешности опускалось и делалась пометка грамотный". Получалось, что самым веским свидетельством в пользу Действительной принадлежности человека к данной паспортной книжке являлся почерк владельца паспорта.

Свободно разгуливающие в отдаленные времена по просторам России бродяги не только не имели никакой бумаги, но и смутно помнили своих родителей, а то и вовсе не знали. В дневнике происшествий по таганрогскому градоначальству за вторую половину мая месяца 1877 года сообщается, что в поле зрения ночного дозора полиции попали двое молодых людей, назвавшиеся Максимом и Петром, не помнящими родства. И такая формулировка допускалась в официальных полицейских документах.

По окончании сезона сельскохозяйственных работ масса крестьян устремлялась в город для поиска дополнительного заработка. Устраивались дворниками, истопниками, кучерами, прислугой, кухарками. На базаре всегда представлялась возможность приобрести фальшивый паспорт и, предъявив его, устроиться на работу, как это произошло с семьей Брыкиных, когда супруги понадеялись на рекомендации специализированный конторы "Помощь" и не удостоверились в личности принятой в услужение прислуги, назвавшейся Анной Гаценко.

Многие горничные, поступив на работу, обкрадывали доверчивых хозяев или, запоминая расположение комнат, состояние дверных запоров и устоявшиеся привычки по дому, собранные сведения сообщали своим друзьям, которым не составляло особого труда совершить кражу. Некоторые, поступив в услужение, понемногу крали различные вещи и передавали сообщникам, сбывающим краденное на базаре. Вырученные деньги на следующий день пропивали в какой-нибудь трущобе.

Не случайно при найме прислуг солидные рекомендации ценились так дорого и ставились жесткие требования к порядочности и честности работника. Нередко на страницах газет мелькали коротенькие объявления.

"Требуется лакей, честный, грамотный, знающий свое дело. Являться с солидными рекомендациями."

"Редакции газеты "Таганрогский вестник" требуется разносчик газет. Нельющий".

"Нужен дворник, истопник и кучер. Трезвые".

Вторая посредническая контора принадлежала П.А. Стороженко под вывеской "Посредник" на Петровской улице, 62 (ныне Ленина, 86). Фирма предлагала своим клиентам прислугу с рекомендациями.

НАЗЫВАЙТЕ МЕНЯ ВАСИЛИЕМ ИВАНОВИЧЕМ

Незадолго до революции по правой стороне Соборного переулка, между Петровской и Николаевской улицами, стоял небольшой одноэтажный домик. Принадлежал он Елене Аристидовне Псалти, муж которой, Михаил Иванович умер в 1905 году, и она сдавала домовладение квартирантам. У одной из них, в квартире вдовы Левицкой проживали две шантанные девицы Из "Аквариума" - Громовская и Верина.

С утра седьмого января в комнате шансонеток собралась уже известная нам компания. Содержатели публичных домов А.Якуб, Н.Поляков и их друг, владелец бакалейной лавчонки, расположенной в районе домов терпимости, - Айземейстер, известный более под кличкой "Куцый". Пригласили и владельца электробиографа "Мираж" Василия Ивановича Кулика.

На столе появилась доставленная Якубом и Поляковым выпивка и закуска. Хорошенько подкрепившись, друзья приступили к карточной игре. В.И. Кулик быстренько проиграл бывшие при нем наличные деньги, выписал чек на городской банк в сумме ста рублей и, пригласив квартирную хозяйку, попросил съездить на извозчике за деньгами. Проиграв и эти деньги, Василий Иванович попросил у Якуба двадцать пять рублей, однако тот предложил только десять. Кулик обиделся и ушел, но через некоторое время вернулся и, показав компании бумажник с деньгами, предложил продолжать игру. Якуб не согласился и, усевшись за стол, друзья продолжили попойку.

К вечеру перепились настолько, что совершенно обалдевший Кулик стал упрекать Якуба в нечестной игре и называть холопом. Тот в отместку начал величать Кулика Васькой, приведя последнего таким вольным обращением в негодование,

- Прошу всех называть меня не иначе, как Василием Ивановичем, в противном случае вам не поздоровится, перестреляю как куропаток.

Куцый стал на сторону Якуба.

- Такой почтенный человек как Якуб не может быть холопом, холоп, это я, в меня и стреляй.

Якуб также не остался в долгу и, вставая, насмешливо бросил в сторону Кулика:

- Ну, что же, Васька, стреляй!

Вскочивший Кулик выхватил из жилетного кармана браунинг и выстрелил. Якуб и Куцый набросились на стрелявшего и стали избивать. Затем вытащили во двор и продолжали бить. Лишь вызванный хозяйкой городовой прекратил побоище и доставил перепившуюся компанию в полицейский участок. Избитый до неузнаваемости и имевший ужасный вид Кулик заявил, что Якуб и Поляков ограбили и избили его и вдобавок забрали из бумажника пятьсот рублей. Подозреваемых обыскали, но пятисот кредитных билетов не оказалось.

Утром владелец биографа заявил, что деньги оказались дома, золотое ; кольцо и булавку нашли в сорном ящике у Левицкой, а вот массивная I золотая цепь так и пропала. Осмотрели комнату и обнаружили на стене след скользящей пули. В потолке около окна имелось круглое отверстие, но, как объяснила хозяйка, здесь ранее был взбит гвоздь для лампы.

В.И. Кулику предъявили обвинение в покушении на убийство А. Якуба, посадили в тюрьму, но затем под залог выпустили.

Через две недели состоялся суд. Дело рассматривалось без потерпевшего А.Якуба, который в суд не явился. Квартирная хозяйка Левицкая показала, что проходя мимо комнаты, где играли в карты, она слышала разговор.

Кулик. "Ты опять передернул карты. Не думай, что я пьян настолько, чтобы не заметить этого".

Якуб. "Я это сделал, чтобы разыграть тебе, не думай плохого. Вот, возьми двадцать пять рублей и забудем."

На следующий день после случившегося, дети, ковыряя в потолке, извлекли пулю, которая, упав, закатилась под комод. Впоследствии пулю нашли слуги и передали в полицию.

Свидетель Романченко охарактеризовал Якуба как темного дельца, афериста, железнодорожного вора и шулера. Другой свидетель подтвердил, что Якуб, обладая большой физической силой, обирал гостей, посещавших его заведение, а затем выбрасывал их на улицу. В большинстве пострадавших - люди семейные, боявшиеся огласки и скандала.

А.Кулик свою вину не признал, а Куцый и Поляков не могли точно установить, стрелял Кулик или нет. "Не помним", в один голос говорили они.

Очень интересное показание дал частный поверенный Соловьянов, посетивший "Аквариум", где в интимной беседе одна из "див" заявила: "Содержатели домов Куцый и Айземейстер все равно бы обобрали Кулика, не проиграй он им деньги в карты".

Дело разбиралось целый день и только поздно вечером присяжные заседатели вынесли А.Кулику оправдательный вердикт.

СЛУЧАЙНЫЙ ВЫСТРЕЛ

Должность директора коммерческого училища продолжительное время занимал действительный статский советник Е.М. Гаршин, младший брат известного писателя В.М. Гаршина, трагически покончившего с собой в 1888 году. Евгений Михайлович завоевал в городе всеобщие симпатии, как отзывчивый на все хорошее и в высшей степени полезный общественный деятель. И совсем непонятно, почему седьмого февраля 1910 года в его квартиру на тихой Мало-Греческой улице, 8 (ныне Шмидта, 10), где он проживал с супругой, стреляли около одиннадцати часов вечера.

Выстрел прозвучал неожиданно, и пуля, выпущенная из револьвера, попала в окно кабинета, выходящего на улицу, пробила деревянные переплеты двух рам, внутренний ставень, закрывавший окно и, влетев в комнату, повредила кафельную печь. По тому, какую убойную силу она имела, можно сделать заключение, что выстрел сделан с близкого расстояния. Случившееся сильно напугало супругов, и только по прошествии получаса Гаршин решил, наконец, послать слуг, не видно ли кого на улице? Сидевшая недалеко на лавочке влюбленная парочка сказала, что они здесь недавно, никого не видели и выстрела не слышали.

При осмотре пули полиция установила, что она относится к револьверу системы браунинг и сильно деформирована. Опрос жителей близлежащих домов ничего не прояснил. По заявлению Евгения Михайловича и жены у них нет врагов и никого не подозревают. Полиция отнесла случай нападения на квартиру Гаршиных к разряду хулиганства. В этом же году супруги переехали в помещение коммерческого училища во вновь построенном для этих целей здании. В настоящее время в здании размещается десятая школа.

ДУРНОЙ ПРИМЕР ЗАРАЗИТЕЛЕН?

Когда европейцами открывались новые земли и осваивались вновь открытые острова, с местными жителями проводилась меновая торговля. В 1600 году к голландским кораблям, появившимся у Разбойничьих островов, подошло чуть ли не двести лодок в каждой из которых находилось не менее двух-трех аборигенов. Голландские моряки привязывали к веревке какой-нибудь товар, подлежащий замене, обычно гвоздь или иной, сделанный из железа, и опускали вниз. Индейцы жадно хватали товар и прикрепляли вместо него мешочек с рисом. Моряки поднимали его вверх и обнаруживали сплошной обман и надувательство. Островитяне заполняли мешочек рисом только сверху, а вниз запихивали листья и другие ненужные предметы.

Несколько небольших примеров, показывающих, насколько наши современники недалеко ушли от полуголых туземцев.

- Смотри, мать, что я купил в рыбном ряду, - разложив перед матерью здоровенную пузатую щуку, радостно говорил сын, - давай миску, да воды принеси. Тщательно почистив и хорошенько промыв водой рыбу, молодой человек разложил щуку на доске и сделал ножом надрез на тугом, округлом ' брюхе хищницы. Засунув пальцы внутрь, стал вынимать внутренности и к своему великому изумлению вместо икры в брюхе оказались какие-то тряпки, нечто вроде потасканных онучей. Как удалось продавцу извлечь икру, не вскрыв рыбы, уму не постижимо. Не перевелись в России умельцы. Осенью 1913 года на старом базаре появился неизвестный, продававший прекрасное постное масло, разлитое в новенькие жестяные бидоны, или как их раньше называли - бетоны, емкостью десять фунтов. Небольшая стоимость в один рубль привлекла покупателей, и товар вмиг разобрали.

Жительница Таганрога А.П. Житенева купила два бидона и прийдя домой, стала переливать масло в общую емкость. К своему огорчению убедилась, что масло налито лишь сверху, а под ним чистейшая вода. Жертва обмана обратилась в полицию, которая на следующий день задержала "торговца". Он назвался крестьянином Ишиным, не имеющим в городе определенной квартиры и занятий. Скупив в магазине Ильченко бидоны, наливал в них девять фунтов воды и один фунт масла, которое плавая сверху и вводило в заблуждение доверчивых покупателей.

На квартиру Кретлова, проживающего в доме Привано по Александровской улице (Свердлова, 77) явился молодой, опрятно одетый человек. Он предложил купить у него кусок сливочного масла по недорогой | цене, сорок копеек за фунт. Близость базара, внешность продавца и неплохое качество масла не внушали опасений, и хозяйка, поразмыслив, купила его. Вес после взвешивания оказался один пуд и четыре фунта.

Дождавшись вечера, когда пришли остальные домашние, покупку решили отправить на ледник, предварительно порезав на куски. Масло оказалось с "сюрпризом" - камнем весом более тридцати фунтов, сверху обмазанным плотным слоем масла хорошего качества.

ПОЛИЦИЯ НЕ СПИТ

В 1914 году в городе появилась небольшая шайка грабителей, действовавшая дерзко и продуманно. Отличало их и то, что жертвами своего нападения преступники выбирали зажиточных торговцев и жителей города. Они прослеживали их путь домой после работы, когда наступало темное время суток, и тут же, возле дома, обирали жертву.

Пятнадцатого ноября владелец мануфактурного магазина на новом базаре Ф.П. Чангли-Чайкин в восемь часов вечера возвращался домой, У этого дома, где он жил, Чеховская, 69 (ныне 89), его встретили три вооруженных грабителя. Услышав сакраментальную фразу "кошелек или жизнь", Федор Пантелеевич беспрекословно выложил серебряные часы и четырнадцать рублей. Забрав вещи, бандиты затолкали Чангли-Чайкина в чалитку, приказали молчать, а сами, перебежав улицу, скрылись в Варвациевском переулке.

Так же поступили грабители с известным торговцем табачными товарами Г.Х. Мардиросовым у его дома на Греческой улице, Португаловым и другими. За месяц до этого двое преступников из названной шайки сделали бандитское нападение на квартиру богатого домовладельца Николая Николаевича Алафузова, проживающего в собственном доме на Николаевской улице, 28 (ныне Фрунзе, 26).

Незадолго до наступления темноты злоумышленники позвонили с парадного входа.

Кто там? - послышался вопрос прислуги.

Принесли покупку из магазина, - послышалось в ответ.

Время не так уж позднее и зная, что заказы часто доставлялись на квартиру Алафузова, прислуга открыла дверь. Нападавшие ворвались в переднюю, вынули браунинги и, подталкивая служанку, двинулись во внутренние комнаты. Испуганная происходящим, прислуга упала в обморок, медленно осев на пол.

В столовой Николай Николаевич пил чай, прислуживающая ему прислуга, увидев грабителей, также потеряла сознание. В комнате присутствовал вызванный для устранения неисправности монтер с электроподстанции. В нижнем этаже находилась кухарка, муж ее, атлетического телосложения, и дворник.

Вбежав в столовую, грабители направили на хозяина оружие. Приказав молчать, сорвали с жилетки золотую цепочку с часами и потребовали деньги. Получив пятнадцать рублей и этим не удовлетворившись, стали громко требовать: "Деньги, деньги давай, все что есть в доме". Алафузов при грабителях перешел в спальню, открыл шифоньер и достав сто рублей, передал им, заявил, что крупные суммы в доме не держит. Ему не поверили и, заявив, что если их найдут - пристрелят, начали рыться в шкафу.

Крик упавшей в обморок прислуги, угрозы грабителей и устроенный ими шум услышали находившиеся внизу. Монтер, выбрав удачный момент, выскользнул в нижний этаж. Муж кухарки, думая, что появился один из бандитов, набросился на него и повалил на пол. В это время в комнату с револьвером в руках вбежал один из злоумышленников. Убедившись в ошибке, муж прислуги отпустил перепуганного монтера, и все четверо, несмотря на предупредительные крики разбойника, выбежали во двор.

Полчаса потратили преступники на поиски денег. Искали по всей квартире, кабинете, спальне, вскрыли шкафы, столы и разбросали вещи по комнатам, однако денег так и не обнаружили.

Выбежав во двор, дворник поднял крик, взывая о помощи, который услышали на улице. Собравшаяся у крыльца публика стучала и заглядывала в окна, дергала за дверную ручку, на что грабители не обращали внимания и продолжали рыться в вещах. Только убедившись в отсутствии денег, нападающие распахнули входную дверь и, угрожая револьверами, бросились на улицу. Отстреливаясь через плечо, некоторые смельчаки бросились в погоню, преступники по Николаевской улице добежали до старого базара, где в тени Успенского собора скрылись. Вслед убегающим стрелял постовой городовой, но промахнулся, в чем ему несомненно помешала наступившая темнота.

На место происшествия прибыли следователь по важным делам Д.И. Эрлих, участковый товарищ прокурора Н.А. Беклемишев, чины городской полиции В.Т. Кирсанов с командой, а затем полицмейстер города Я.И. Жужнев с приставом.

Полиция не спала. Не прошло и месяца, как грабителей задержали. Главарем банды оказался двадцатипятилетний Константин Мохов, пять лет назад приговоренный к смертной казни. Учитывая молодость, высшую меру заменили двадцатью годами каторги, с которой он бежал. Организуя грабежи и участвуя в них, проявлял смекалку, изумительное спокойствие и твердость воли. Остальные два участника преступной группы, близкие друзья Гасенко и П.Хархари, также действовали хладнокровно, сноровисто и изобретательно, изыскано одевались и выглядели настоящими джентльменами.

Полиция выследила банду и окружила имение по Соборному переулку, 61 {по старому исчислению), где скрывались грабители. После предложения о добровольной сдаче властям, преступники, не искушая судьбу, приняли не совсем приятное для себя решение и вышли из дома с поднятыми руками.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

МОЯ МИЛИЦИЯ МЕНЯ БЕРЕЖЕТ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПЕРВЫЕ ГОДЫ

В переводе с латинского слова милиция обозначает войско. При советской власти - организация, призванная обеспечить охрану общественного порядка и социалистической собственности В жизни нашего государства есть двадцатилетний период, в корне отличавшийся от всех остальных. Это годы становления нового государства, охватывающие время с 1920 по 1941 год. Время контрастов и противоречий, ломавших психику человека и укладывающих ее в строго определенные рамки. Когда еще можно было встретить такие, например, заявления, сделанные всенародно.

"Я, Даниленко Никифор Емельянович, отрекаюсь от своего отца Даниленко Емельяна Семеновича, как кулака и лишенца."

"Я, Николай Иванович Леонов, отказываюсь от своего отца И.И. Леонова как бывшего жандарма". А из какой среды вышли городовые, жандармы? Из крестьян. Или.

"Находясь под влиянием своих родителей, я долго посещал баптистские собрания. В дальнейшем понял, что всякая религия есть лишь тормоз в деле социалистического строительства. Чтобы снять с себя кличку "баптист", я отказываюсь от своего отца, чтобы вместе с рабочим классом строить свою жизнь".

Еще один пример. "Я, Александр Исифович Соколов, двадцати лет, член союза коммунальщиков, работаю по найму в течении пяти лет, уроженец села Троицкого, Николаевского района, сын бывшего кулака, в настоящее время торговца, ничего общего с отцом желать не имею". Такие заявления приветствовались и ставились в пример другим.

А перекосы в судопроизводстве, вызывающие сейчас улыбки. Из заявления гражданина Сивоплясова. "Я со своей женой, бывшей девицей Гаубер, жить не могу. Жена моя буржуазного уклона и мещански настроена, а я партийный работник и не схожусь взглядами с подружкой моей-жизни. Прошу мой иск к гражданке Сивоплясовой о возвращении моих носильных вещей удовлетворить."

Что же произошло на самом деле? Говорит свидетель.

"За все время полуторамесячной семейной жизни между супругами товарищ Сивоплясов вместо того, чтобы воспитать жену политически, преподносил ей романы заграничных писателей."

Оказалось, что вещи были проданы буржуазно настроенной молоденькой и, говорили, хорошенькой супругой при уплате за аборт по совету самого же партийного работника.

В другом случае доказательством того, что ребенок похож на отца, при определении отцовства, послужил грудной ребенок, положенный на стол перед судьями и двумя приглашенными понятыми.

- Похож, - пришли к заключению судьи.

В этих условиях формировалась созданная в октябре 1917 года рабоче-крестьянская милиция. В течение рассматриваемого нами двадцатилетнего периода органы милиции трижды подвергались реорганизации. Первые годы проходили в условиях гражданской войны и иностранной интервенции империалистических держав, закончившихся только к концу 1922 года.

В Таганроге утверждение Советской власти завершилось в начале 1920 года, однако город оставался в кольце районов, где еще долго продолжались беспорядки и действовали разрозненные банды многочисленных толков. Почти ежедневно в сводках уездной милиции, к которой относился и Таганрог, имелись сведения о прохождении бандитских формирований.

"Через слободу Решетилово прошла банда численностью в двести человек при двадцати тачках с пулеметами. Всех милиционеров бандиты расстреляли."

"В слободе Федоровка появившаяся банда изрубила саблями всех совработников".

Одна из таких банд численностью в десять человек появилась на улицах Таганрога. В районе мельницы Симоновича она убила одного милиционера и ранила другого,

"Через слободу Васильевку по направлению к слободе Бешово прошла банда численностью в триста сабель. Именовала себя частью седьмого Кубанского полка 34 дивизии."

Милиционеров не хватало, командирские должности занимали случайные люди, часто сменявшие друг друга. Не хватало оружия и боеприпасов, обмундирования и лошадей. Ходили буквально в отрепьях. На весь уезд, куда входило девять волостей, на 1 апреля 1920 года в наличии состояло начальствующего состава одиннадцать человек, милиционеров триста семнадцать. Из них девять коммунистов и сорок три сочувствующих. В наличии винтовки русские, английские, германские, японские, итальянские, французские, австрийские, всего четыреста сорок единиц. Тяжело было с патронами при их многочисленном многообразии, около семи тысяч. Револьверов семнадцать. Требовалось 390 гимнастерок, 390 шаровар, столько же белья и 194 пары сапог. Лошадей с такими именами, как Кукла, Галка, Быстрая, Буян, Ласточка, Петька, Балерина... имелось только сорок шесть.

Насколько изношено и ненадежно было оружие, показывает случай, когда милиционер Петренко в районе Петрушино произвел выстрел из винтовки в сторону уходящего в море баркаса. При выстреле винтовку разорвало и осколком у него был выбит глаз. До начала Великой Отечественный войны пострадавший работал кучером в органах милиции и возил на пролетке начальство. Мы, дети, звали его "дядей Петренко".

Имели место, когда из-за несовершенства спусковых устройств случайными выстрелами было ранено несколько человек.

Каждый работник милиции получал дневное довольствие: Хлеб - один фунт, рыбу или мясо- четверть фунта, мыло - полфунта (в месяц), сахар -пять золотников (один золотник 4,266 грамма), соли - четыре, масла - три, крупы - восемнадцать, овощей - три, табаку - три золотника, спичек - 3 коробка в месяц.

Месячная зарплата составляла от двух с половиной до трех тысяч рублей.

Для вновь поступающих на работу в органы милиции предъявлялись требования в соответствии с разработанной программой:

Уметь читать и писать. Уметь устно и письменно пересказать содержание. Уметь составить краткие условия при написании бумаги (заявление при поступлении на работу, в рабфак и прочие). Знать украинский язык, так же, как и русский (в 1923 году таганрогская милиция подчинялась Украине).

Знать арабские и римские цифры. Четыре правила арифметики: сложение, вычитание, умножение и деление. Существующие меры веса, длины и объема. Общие понятия о метрической системе.

Иметь знакомство с географической картой, понятие о странах света и частях света.

Знать устав гарнизонной службы. Уметь ездить верхом. Знать стрелковое оружие, его разборку и сборку.

Особое внимание уделялось политическим знаниям, которые по объему превосходили все перечисленные выше. Например: какие вы знаете классы, какая власть установлена после Октябрьской революции, чем отличается Советская власть от буржуазии, что такое свобода слова и как Советская власть относится к религии. Что такое конституция. Кому принадлежит земля, фабрики, заводы. Что такое С.С.С.Р. Что такое Совнарком, кому подчинен, что такое КПУ (коммунистическая партия Украины) и ее роль. И так далее. Значительно позднее требовалось знание текста Интернационала, который разучивался и исполнялся хором.

Кроме уездной милиции, в которую входило девять волостей, приказом по Черноморско-Азовскому областному управлению морской Советской рабоче-крестьянской милиции с 23 июня 1920 года в Таганроге сформировано Азовское районное управление морской Р.К. милиции. Управлению подчинялись таганрогское, мариупольское, геническое, бердянское, азовское, глафировское, ейское и ахтырское отделения.

Начальником управления назначили М. Томаса, начальником таганрогского отделения К. Кирсанова, начальником уголовного розыска А.Александрова и начальником хозяйственной части Э.Пока... Через два месяца за проявленную бездеятельность М. Томаса сняли с должности, назначив на его место И.И. Ачкасова.

Действовала также базарная милиция. Комендантом всех таганрогских базаров был Фаддей Григорьевич Горбанев, его заместителем Еалампий Андреевич Корнеев, счетоводом Казимир Осипович Вирский, ночным сторожем Виктор Викторович Скилиоти, как вы помните, один из прямых наследников миллионного состояния купца Лободы, и начальником особой команды некто Фалин, впоследствии назначенный начальником городской милиции, уволенный позднее за систематическое пьянство.

Базарная милиция боролась со спекуляцией, махинациями, кражами, продажей недоброкачественного товара. Особенно много нареканий имелось на качество муки, в которую добавляли мел, и немало, до пятнадцати процентов. Частые скандалы возникали, когда покупатели расплачивались мелкими купюрами. Доходило до избиения. Одного такого драчуна подвергли штрафу в размере одного миллиона рублей. Чтобы никому не было обидно, впоследствии на эту сумму задержанному были вручены лотерейные билеты какого-то Созадето. На такую же сумму в размере одного миллиона рублей оштрафовали за неявку на собрание начальника уездной милиции Филиппова.

Рыночные цены на продукты исчислялись астрономическими цифрами; хлеб - 600 рублей за фунт, мясо - 1500, сало - 4500, постное масло - 4500 рублей за фунт. Крупы и сахара в продаже не было. Совсем недавно таким ценам можно было и не поверить, а сейчас уже миримся с действительностью и недалеко время, когда будет преодолен и этот, казавшийся недавно фантастическим, грабительский рубеж.

Существовала и промышленная милиция, имея свои отделения на русско-балтийском, металлургическом и котельном заводах.

В 1921 году произошла некоторая реорганизация системы органов /илиции, при которой ликвидировали наружную, промышленную и их уголовно-розыскные отделы с подчинением одному подотделу города. Начальником уголовного розыска назначили Овчиникова, начальником горотдела Никиту Русанова, члена партии с 1917 года и проживающего по Зарвациевскому переулку, 10.

Начальниками районных отделений, в то время их было три, утвердили Сергея Браславца, проживал на Чеховской, 41 (ныне, 63); Павла Григорьева, проживал по Соборному, 16 и Павла Виктешмаера, беспартийного, жил на улице Ленина, 77 (ныне, 101).

Городская милиция находилась в доме по Варвациевскому переулку, 10, а клуб работников милиции им. Дзержинского в здании, где ранее были каретные сараи в глубине двора по улице Троцкого 30/32 (ныне Фрунзе, 28). Государственное политическое управление (ГПУ) занимало здание по улице Ленина, 31 (ныне 59) и двух близлежащих по Итальянскому переулку домов.

Большое место в преступлениях периода 1920-1924 годов занимало винокурение, торговля контрабандой.

В 1922 году задержали контрабанду с семнадцатью пудами спирта. Кроме того, что контрабандный товар конфисковали, виновников в перевозе запрещенного товара турецкоподданных Мустафу-Нури и Мамед-Турсу оштрафовали по пятьсот миллионов рублей каждого.

За полгода, в период с 1 октября 1922 по 1 апреля 1923 года, в сводке о совершенных преступлениях упоминаются: убийства - 3, грабежей - 2, краж 74, спекуляция - 2, пьянство - 13, самогоноварение - 150, драки - 3, изнасилований - 1, хранение оружия - 1. Имелась специальная графа, показывающая настроение населения и ее отношение к Советской власти. Обычно ответы были такими: "бодросознательное", "вполне доверчивое", "осторожное". Регистрировались и преступления, совершенные сотрудниками милиции. В одной из сводок за август месяц 1923 года показано: получение взяток - 2, пьянство - 5, разглашение тайны - 1, упуск арестованных - 19, посягательство на изнасилование арестованных - 1, изнасилование арестованных - 1, грабежей - 2, побег со службы - 1, спекуляция - 1, другие преступления -

В начале двадцатых годов барство и бюрократизм проникли во многие советские учреждения. Пример брали с представителя Реввоенсовета республики Льва Троцкого. Он, курсируя на своем поезде по фронтам гражданской войны, даже в таких условиях создавал для себя весьма комфортные условия, окружил многочисленным штатом охранников, секретарей, поваров...

Жена командующего Балтийским фронтом, Лариса Рейснер, ярая поклонница Троцкого, вела с мужем роскошный образ жизни. Кронштадт, как и вся страна, голодали. А они ни в чем не знали ограничений. Поселились в роскошном особняке. Завели целый штат прислуги. Расцвели пышным букетом протекционизм и семейственность. (В.Звянцев. Обвиняется мятежный Кронштадт. Журнал "Человек и закон" № 1, 1993 год).

Еще в 1887 году суперинтендант Нью-Йоркской полиции Джордж Уэллинг в своих мемуарах совершенно справедливо высказал мнение:

"У нас все возможно, но я никогда не поверил бы, что может быть повешен один из наших миллионеров, какое бы тягчайшее преступление он не совершил. Все, кто был казнен, не имели ни денег, ни друзей среди политиков... Общественность в большинстве своем так запугана, что видит в полицейском не своего защитника, а общественного врага. Единственная надежда на спасение в будущем заключается в том, что образованные классы проснутся, поймут всю опасность и положат конец злоупотреблениям и использованию гражданских прав в своих собственных корыстных интересах всеми этими политиками, мошенниками, ворами и мерзавцами, которые засели в каждом отделе городского правления".

Гласность всегда считалась неотъемлемой частью демократического общества. Это тот же кислород, без которого не может быть составлена формула живительного для человека глотка воды. По небольшим фрагментам проследим судьбу тех, кому в первые годы своего существования советская власть доверила защиту интересов трудящихся в городе Таганроге.

1920 год. В конце июля в городе неожиданно арестовали начальника кавалерийской школы Первой Конной Армии Потемкина. В его доме по улице Ленина, где он квартировал, и у проживающих с ним соседей, комендантом города Алтуховичем, его помощником Ежиковым и военным следователем Субботиным, в ночь на 5 августа начался обыск, закончившийся лишь в шесть часов утра.

Уголовному розыску не были известны причины ареста начальника кавалерийской школы, но по поступившим от граждан сведениям стало известно, что присутствующие во время обыска комендант с помощником и следователем безбожно пьянствовали. Все реквизированные вещи у Потемкина и других граждан затем были погружены на подводу и отправлены в неизвестном направлении. К концу обыска комендант валялся во дворе на земле в бесчувственном состоянии.

Всех троих работников уголовного розыска арестовали, о чем тут же стало известно начальнику гарнизона Моцилевскому, который выступил в защиту своего нерадивого подчиненного. Казалось бы, работа милиции и уголовного розыска должна получить высокую оценку, но все оказалось наоборот.

Моцилевский потребовал немедленного освобождения Алтухова и в отместку за его арест подал рапорт с требованием о взятии под стражу начальника райотдела милиции, мотивируя это тем, что в городе участились случаи краж и грабежей, а также плохой работой уголовного розыска.

В результате появился приказ за номером девятнадцать, подписанный командующим войсками Бозилевичем, начальником штаба Антоновичем и военным комиссаром таганрогского округа Воскресенским. Суть его сводилась к тому, что с целью охраны населения и упорядочения несения гарнизонной службы приказывалось подчинить милицию начальнику гарнизона, а начальника третьего отделения милиции Титова, отдавшего приказ о задержании участников обыска, арестовать и передать дело в чрезвычайную комиссию по борьбе с бандитизмом.

1922 год. Совершенно неожиданно был арестован начальник уездной милиции Максимов. Не успев принять дела, вновь утвержденный на это место Глазков тут же назначил начальником первого районного отделения милиции своего брата. Привез с собой своих друзей и назначил их на хозяйственные должности. С первых же дней стал брать взятки и чрезвычайно увлекся употреблением спиртных напитков. Передал пять пудов картофеля на варку самогона. Распорядился организовать проверку работы ресторанов и в окружении своих друзей, как руководитель комиссии, начал их планомерную "проверку", устраивая в каждом многочасовые попойки.

Глазкова сняли и спустя некоторое время на свое место вернули освобожденного из- под стражи Максимова.

1925 год. Первого декабря агент уголовного розыска Манусевич в четыре часа вечера вместе с другом Рыбальченко, зашли в столовую пообедать. Покушали. Манусевич выпил одну бутылку водки и опьянел.
Вышел на улицу Свердлова и давай палить из нагана. Пройдет квартал и выстрелит, пройдет другой и тоже самое. Салютуя каждый пройденный квартал выстрелом из пистолета, Манусевич обратил внимание постовых милиционеров. Нарушителя арестовали и отобрали оружие.

На следующий день незадачливого агента уволили и передали дело в суд. Результат- три года лишения свободы.

1926 год. Сессия выездного суда начала слушать дело бывшего заведующего местным хозяйством Зеленского и помощника начальника милиции Ткаченко, обвинявшихся в растрате и служебном подлоге. Приговором суда бывшие начальники осуждены на полтора года лишения свободы каждый со строгой изоляцией. Растраченная сумма в размере 1036 рублей будет взыскана с подсудимых.

В том же году, в доме по улице III Интернационала, 78, около трех часов дня выстрелом из пистолета в грудь покончил жизнь комендант таганрогского округа ГПУ Семен Иванович Тоша. Ему исполнилось 32 года. Причина самоубийства неизвестна.

Вновь разбирается дело бывшего начальника городской милиции Фалина. Что на этот раз? С его слов: "Напился, ну, а дальше ничего не помню." Правда, помнит, что компания выпила четыре бутылки водки и девять или десять бутылок таганрогского пива. Помнит, как дрались с хозяином квартиры и как пришел милиционер.

Приговор - три месяца тюрьмы.

В конце декабря 1926 года начало слушаться дело по обвинению бывшего помощника отдела милиции Н. Шевякова. Ему вменялась в вину растрата двухсот рублей казенных денег, присвоение нагана и маузера. Кроме того, на одном из аукционов города продали отбракованных принадлежащих милиции лошадей, взамен которых купили одну хорошую. Разницу в деньгах от этой сделки Шевякоз присвоил себе.

Не ожидая вынесения приговора, Шевяков неожиданно покинул Таганрог и уехал в Нижний Новгород, где за проявленную провинность попал в исправительный дом по статье 105 УК. На момент отбытия наказания на имя городской милиции Нижнего Новгорода из Таганрога прислали материалы, что привлеченный к ответственности бывший помощник начальника обвиняется в присвоении 635 рублей и оружия.

В 1927 году привлекли к суду заведующего отделом окружной милиции Наумова. При выдаче разрешение на право торговли Наумов систематически брал взятки у торговцев. Приговор - два с половиной года со строгой изоляцией.

1928 год. Таганрогским судом закончилось дело по получению взяток со стороны членов народных судей. Подсудимые сознались, что систематически брали мзду у торговцев, причем эти подношения передавались через члена коллегии защитников Любовича.

После длительного разбирательства суд приговорил Любовича к пяти годам лишения свободы и трем - поражения в правах. Тяжелое наказание. Обвиняемых народных судей Ежова и Бердника к трем годам лишения свободы, торговцев Гладунова и Янкелевича к двум годам тюрьмы и трем - поражения в правах.

1929 год. Подсудимый Иосиф Иванович Куль в царское время работал судебным приставом, работал начальником Пятигорской тюрьмы. В 1920 году привлекался к ответственности за истязание политических заключенных, в 1927 году - за взяточничество.

В настоящее время работает судебным исполнителем. Рассмотрев бывшую деятельность подсудимого, коллектив служащих постановил -немедленно снять И.И. Куля с занимаемой должности и запретить работать в государственных, советских и кооперативных учреждениях,

По окончании гражданской войны началась послевоенная демобилизация огромного количества войск. Большую тревогу у Сталина вызывали подразделения Первой Конной Армии, которой он полностью доверял и считал своей опорой. В дни массовых репрессий многие избежали печальной участи лишь потому, что ранее служили в ее частях.

"Во чтобы то ни стало, но армию надо сохранить", - размышлял он. С другой стороны, ведующий военными делами Л.Д. Троцкий, бывший еще в силе и зная о намерениях Сталина, всячески препятствовал этому. По совету своих единоверцев И.Сталин решил в ряде небольших городов разместить совершенно безобидные, на первый взгляд, отдельные кавалерийские эскадроны для несения гарнизонной службы... В случае необходимости этот эскадрон за сутки мог превратиться в полк, за двое суток - в полноценную кавалерийскую бригаду" (В.Успенский. Тайный советник вождя).

Многие командиры расформированных взводов, эскадронов и полков были совершенно безграмотны и направлялись для повышения политического и общеобразовательного уровня на курсы боевых командиров. Несколько таких эскадронов разместились в Таганроге.

15 декабря 1930 года постановлением ЦИК СССР Народный Комиссариат Внутренних Дел (НКВД) ликвидировали. Таганрогский городской административный отдел реорганизовали в городское управление милиции и уголовного розыска на правах отдела горисполкома. За счет расформированных кавалерийских частей Первой Конной Армии полностью сменился командный состав в органах милиции, пополнившись кадровыми военными с богатым боевым опытом. Многие имели боевые награды и ордена. Начался новый этап в работе городской милиции.

В дни юбилейной даты Советской милиции окружной исполком выдал награды особо отличившимся работникам. "К награждению представлены товарищи: помначальника милиции Сапрунов - маузер; начальник районного отдела Тюленев - револьвер; помощник начальника милиции Авдеев - часы; инспектор УГРО Васин - часы; делопроизводитель УГРО Киселев - комплект зимнего обмундирования; помощник завхоза Г. Абраменко - полумесячный оклад жалования."

Когда праздновалась пятнадцатая годовщина советской милиции, начальника городского управления З.Е. Саркисяна "за боевые заслуги в борьбе с классовым врагом - бандитизмом" наградили золотыми часами с надписью,

К шестнадцатой годовщине рабоче-крестьянской милиции президиум Горсовета в 1933 году наградил:

"Начальника городской милиции товарища Саркисяна за большевистскую борьбу с врагами народа, за правильную постановку оперативной работы, за улучшение культурно-бытовых условий работников милиции -боевым оружием системы маузер и кожаным пальто; заместителя начальника городской милиции товарища Гагина - револьвером системы наган и сто рублей; командира шестого дивизиона Гаврюшкина П. - револьвером браунинг; командира седьмого дивизиона Перерву Н. - револьвером браунинг; Вольнянского - револьвером наган и сто рублей. Городскому управлению милиции преподнести Боевое Красное Знамя городского совета".

В майские дни 1936 года к награде представили "людей в серых шлемах, которые охраняют в городе революционный порядок. Среди них десятки самоотверженных, героических людей, таких как Христенко, Ступак, Воробьев, Маховиков, Кудряшов и Семенов".

Многие из них, с боями прошедшие сотни километров, испытавшие все тяготы и лишения жестокой гражданской войны и только начавшие жизнь, погибли на фронтах еще более страшной Великой Отечественной войны. Честь им и слава.

ГЛАВА ВТОРАЯ

КОМАНДНЫЙ СОСТАВ

КОЛЕСНИКОВ ЕРОФЕЙ РОМАНОВИЧ

родился в 1889 году. В годы Гражданской войны командовал пятым Заамурским кавалерийским полком, кавалер ордена Боевого Красного Знамени (номер 1810). В боях получил контузию и ранение. Пуля, застрявшая в области легкого, в дальнейшем причиняла большие неудобства и оставалась в теле до самой смерти.

После установления Советской власти работал в органах милиции в станицах Донского края. Из Ейска, где работал начальником тюрьмы, в 1930 году с семьей переехал в Таганрог с зачислением в городской отдел милиции. Для повышения знаний через некоторое время был откомандирован в Москву. По дороге с ним приключился пренеприятнейший случай. Во время сна из кармана гимнастерки неизвестные выкрали орден Красного Знамени. Жуликов не нашли, но после разбирательства дубликат ордена выдали (номер 15999).

После окончания высшей милицейской школы для командного состава вернулся в Таганрог и продолжал работать уже в должности начальника паспортного стола. Во время Великой Отечественной войны, как командир Четвертого отдельного подразделения кавалерийского полка, занимался формированием кавалерийских подразделений, отправлявшихся на фронт. После контузии демобилизован и в органах уже на работал.

Начальником паспортного стола после освобождения Таганрога от немцев назначили Александру Максимовну Щаденко, член реввоенсовета Первой конной армии, приходился ей двоюродным дядей.

Высокого роста и крепкого телосложения со светлыми волосами Ерофей Романович выделялся среди остальных сотрудников. За общительность характера и веселый нрав сослуживцы называли его Батей. \ В свободное от работы время охотился на водоплавающую дичь, а в зимнее на зайцев. Был прекрасным отцом и супругом.

Умер заслуженный ветеран в 1958 году на семидесятом году жизни. Его девяностодвухлетняя жена Мария Григорьевна жива и вместе с дочерьми Клавдией и Зинаидой проживают по Гоголевскому переулку, 15, где ранее проживал и Ерофей Романович.

ГАВРЮШКИН ПАВЕЛ ВАСИЛЬЕВИЧ


Имел кличку "Стеклик", почему -неизвестно. Бывало, односельчане увидят его идущим по деревенской улице и со словами: "Стеклик идет", стараются разойтись по домам.

В РККА по мобилизации со 2 сентября 1919 года. В 1921 году прошел курсы при дивизионной службе в Нижне-днепровске, а по окончании гражданской войны - кавалерийское отделение Объединенной Средне-Азиатской военной школы имени Ленина в городе Ташкенте, где родился ваш покорный слуга.

Опуская подробности послужного списка, служил рядовым 121 полка 14 пехотной дивизии, затем рядовым 65 кавалерийского полка И Кавалерийской дивизии Первой Конной Армии, где и оставался до конца гражданской войны. Занимал должности помощника командира взвода, помощника командира эскадрона. Воевал против Деникина, Врангеля, белополяков, банд Махно, против басмачества на Туркестанском фронте, против банд Джунаид-хана в Хорезме в 1927 году. Имеет два ранения. За отличия в боях с частями врангелевской и польской армии 16 октября 1923 года награжден орденом Боевого Красного Знамени (номер 8805). Награждение подписал член РВС СССР Уншлихт и Главком С. Каменев.

С 1931 года в Таганроге. Командир шестого, а в дальнейшем седьмого дивизиона. С 1935 года помощник начальника горотдела милиции по политической части, а с 1938 года - заместитель начальника таганрогского горотдела РКМ.

Печатался в газете "Таганрогская правда". Темой заметок была спекуляция. Как и многие работники милиции, увлекался охотой. Пострелять водоплавающую дичь ездил в село Мартынове. Ходил и на зайца, а однажды привез рыжую лису, которая так и не нашла применения в хозяйстве. Имел крепкую руку и зоркий глаз. Из нагана попадал в ящерицу, а однажды на моих глазах, также из нагана, поразил высоко летящую цаплю.

1 сентября 1941 года призван в Советскую армию и воевал в звании лейтенанта командиром эскадрона 191-го кавалерийского полка. Скупые стандартные строчки похоронки, написанные от руки на половинке страницы . из школьной тетради, присланной з город Уральск Запад но-Казахстанской области, где находилась семья в эвакуации, сообщают: "Ваш муж Гаврюшкин Павел Васильевич, старший лейтенант, командир эскадрона... в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит 5 декабря 1941 года в Ростовской области, хуторе Демидовка, похоронен в хуторе Щелкино".

ПЕРЕРВА НИКОЛАЙ СЕВАСТЬЯНОВИЧ

Уроженец города Таганрога. Родился в семье Полтавского казака Севастьяна Дмитриевича в 1903 году. Его отец и мать, урожденная Бердникова Неонила Алексеевна, регистрировали свой брак в Митрофаниевской церкви 10 февраля 1899 года.

В органах милиции начал работать с 1926 года - первое время начальником команды милиции по охране заводов, затем - уполномоченным уголовного розыска. С июня 1930 года занимал должность командира шестого дивизиона, с марта 1934 года - начальник первого отделения и, наконец, начальник портовой милиции.

На фронтах Великой Отечественной войны не воевал, занимал пост заместителя начальника Кошарского РО НКВД, а с 1942 года по 1943 год заместителя отдела НКВД города Дербента Дагестанской АССР. В конце этого же года вернулся в Таганрог и по 1948 год работал начальником районного отделения НКВД. Уволили в запас по болезни согласно приказу в звании майора милиции.

Небольшого роста, блондин, проживал с женой Марьей Ивановной во флигеле дома по Греческой улице, 82 (если войти во двор - справа). Так же заядлый охотник и рыболов, держал охотничьих собак. На видном месте в гостиной красовались на стене два отличных охотничьих ружья. Был скромен и мягок в обращении. Занимая по тем временам видное положение, не выказывал превосходства перед собеседником, какого бы ранга они не были - в 30-40-х годах чванство, зазнайство и высокомерие были чужды начальствующему составу. Сами в большинстве случаев выходцы из простого люда, не мыслили иного обращения. Заработную плату получали на уровне квалифицированного рабочего, плюс обмундирование, а в дальнейшем и право посещения закрытых магазинов-распределителей.

Жизнь не отличалась роскошеством, мороженное и варенье считалось большим лакомством. Помню, очень боялся идти в больницу по удалению гланд, за что обещали всего-навсего банку вишневого варенья.

Свято блюли законы - красный суд карал строго. Помню случай, когда один из жителей города, некто Б. по ночным улицам вез тачку с кирпичом. Его задержали - оказалось, что кирпич "плохо лежал" у подъезда одного из домов. Чувствуя, что ему грозит наказание, Б. обратился к своему другу, товарищу по охоте, работающему руководителем одного из подразделений горотдела милиции. Тот ему ответил: "Я борюсь с преступниками и не буду защищать жулика". Дружба окончилась. В дальнейшем, уже после войны, житель Б. поссорился в магазине со стоящей в очереди пожилой женщиной. Недолго думая, сбегал домой и из ружья ранил обидчицу. Получил несколько лет тюремного заключения, где, отбыв половину срока, умер.

Местный историк П.П. Филевский, ярый противник новой власти, несколько приоткрывает завесу над поведением некоторых ответственных работников из числа отцов города, в том числе и уважаемого всеми Варданиана, много сделавшего для Таганрога. Вот что он написал в своих мемуарах.

"Дней двадцать тому назад арестован здешний сатрап Варданиан, как по заговору троцкистов, которых везде теперь хватают. Это все важные коммунисты, директора заводов, как Колесников (еврей), вообще больше евреи, так что скоро будут говорить о гонении на евреев. Арестован Чистовский, редактор местной газеты.

Недавно арестован Бамелюк, начальник ГПУ, как говорят, тоже по троцкистскому заговору. Аресты продолжаются. Начинают теперь всплывать разные подробности о житье разных главковерхов Таганрога.

Дача Варданиана на Миусе была их резиденцией. Под каждый выходной день туда мчались автомобили и там были вакханалии. Осенью и зимою там устраивались охоты, конечно, все сопровождалось попойками.

Варданиан, председатель горсовета Шульгов, секретарь горсовета, начальник ГПУ Бэмелкж и другие, имели там свои комнаты, кто две. Домоправительницей была какая-то Фрося, через которую давались распоряжения по телефону об ужинах, обедах, о присылке в город солений, заготовок, масла, яиц и прочее, так как при даче была ферма.

После ареста дача горела три раза. Первый поджог скоро потушили, но он повторился еще, скоро после первого, пожар был серьезней первого, во время тушения которого из комнаты Шульгова был украден ковер, оцененный в 5000 рублей. Наконец, третий пожар.

Всех занимает, почему повторяются пожары, почему не принимают меры. Объясняют это тем, что зажигают сами обитатели, желая скрыть документы или другие предметы, в свое время изъятые и могущие попасть в руки властей. Но пропажа ценных вещей во время тушения пожара говорит о том, что очень ценные вещи приобретаемые разными путями, там хранились. Фрося должна была знать утонченные вкусы всех участников лукуловских пиршеств. Известно, например, что Варданиан изволит кушать все только измельченное, Шульгов любит корнишоны и прочее. Ведь духовная культура к этим хамам не пристает, а вот в области обжорства, пьянства и оргий они скоро находят квинтэссенцию".

Эти строки написаны П.Филевским в конце декабря 1936 года. Через полгода он замечает, что "троцкисты все сидят, о некоторых прошел слух, кажется, верный, что расстреляны (Варданиан, Бамелюк и еще какие-то), хотя суда над ними не было. Вообще провозгласи мая новая конституция ни в чем серьезном не исполняется, зачем она обнародована - не знаю. Перемен в жизни общественной и политической никаких, и в особенности относительно неприкосновенной, стало еще хуже. Газеты продолжают быть эхом властей, нравы падают в пропасть, хотя, казалось, что дальше уже некуда падать."

ПУСТОВОЙ ДАНИИЛ ВАВИЛОВИЧ

Родился в 1902 году. По молодости лет, в боях гражданской войны, не участвовал. До того, как в 1913 году переехать в Таганрог, работал в Харькове командиром военизированной охраны. Приехав в Таганрог устроился на кожевенный завод по охране предприятия, а чуть позднее, по переводу, начальником первого отделения городской милиции. При очередной реорганизации органов внутренних дел в 1939 году направили в Батайск, откуда он ушел на фронт.

Воевал в Прибалтике и прошел всю войну в звании гвардии майора, командиром пехотного полка по политической части. Имеет боевые награды: два ордена Красного знамени, Отечественной войны второй степени, Красной Звезды, медали. В 1946 году вернувшего из армии Д.В. Пустового назначают начальником таганрогского горотдела милиции. Работая в этой должности награжден орденом Ленина и Красной Звезды. За отеческое отношение к сослуживцам последние называли его Батей. Умер 3 мая 1992 года в возрасте 90 лет.

Его первая жена Елена Васильевна в 1941 году не успела эвакуироваться из города. Вместе с подругами варила обеды для русских военнопленных. Немцы арестовали их и держали в подвале здания бывшего горотдела милиции (напротив театра), Заключение длилось долго, передачи носила сестра. При очередном посещении комендатуры передачу не приняли.

-Что случилось? - тревожно задала она вопрос
дежурному.

-Партизан. Пуф... пуф, -последовал ответ.

До войны супруги Пустовые проживали на первом этаже дома по улице Фрунзе, 22, где впоследствии немцы содержали заключенных; на втором этаже разместили отделение гестапо.

Клавдия Гавриловна, вторая жена Д.В. Пустового, муж которой погиб на фронте, жива и проживает в том же доме.

Как указывалось выше, городской отдел милиции размещался по улице Ленина, 81. Здесь же помещался Красный уголок, в котором демонстрировались кинофильмы, проводились торжественные вечера и выступления модных в ту пору коллективов художественной самодеятельности. На устраиваемых новогодних елках дядя Пустовой не раз набивал мои карманы шоколадными конфетами и душистыми мандаринами.

ХРИСТЕНКО ИЗОТ ИВАНОВИЧ

Знаменитый таганрогский детектив, больше известный в городе под именем Христя. Когда начинаешь расспрашивать пожилых людей, помнивших довоенный Таганрог и упоминаешь фамилию Христенко, все недоуменно пожимают плечами и задают вопрос: "А кто это?" и ч го никогда не слышали такой фамилии. Когда же упомянешь имя Христи, все становится на свои места. Это имя знал весь город, "от мала до велика". Восхищались его умением ловить воров и раскрывать крупные преступления. Утвердилось мнение, что в молодости Христя был вором и выходцем из преступного мира, настолько хорошо он был знаком с ним.

Очень хорошо помню случай, когда мой отец работал в органах милиции и у него украли наган. Произошло это так.

Жили мы на втором этаже дома по улице Антона Глушко, 27, напротив 12 школы, так она тогда называлась. Близость школы от дома для меня была ужасным бедствием, хотя бы только потому, что остальные ученики добирались до школы, цепляясь на проезжавшие подводы. Мне же достаточно было перейти улицу. Во-вторых, в любое время, а его было предостаточно, девчонку - ученицу посылали в самый неподходящий для меня момент за родителями. Отец наказывал редко, но метко.

Рабочий день 8 милиции 24 часа. Позавтракав, в 9 часов утра отец уходил на службу. В полдень, после обеда, ложился "прикорнуть", накрывшись от назойливых мух газетой. Кровать стояла у окна и при ней тумбочка, на которую, укладываясь спать, отец клал свое оружие. Дело было летом и ворам ничего не стоило по руштованной стене угла дома, как по ступенькам лестницы, добраться до второго этажа и через настежь открытое окно похитить пару хромовых сапог и наган.

Помню, как мама с приятельницами гадали: "Кто мог это сделать?" и "Неужели поймают?". На следующий день в доме появился Христя. Высокий, плотного телосложения, он как бы сразу уменьшил объем нашей высокой квартиры. Доброжелательная улыбка не сходила с его лица. Весело посмотрев на меня, сказал, усмехаясь: "Так что, воры побывали у вас? Посмотрим." и прошел в следующую комнату. Таким он мне запомнился.

Через два дня жуликов задержали на базаре - продавали сапоги.

Один совсем молодой, другой значительно старше.

С мальчишками мы часто видели Христю, свесившим ноги и медленно едущим на линейке (вид одноконной повозки) по улице, и беспечная добродушная улыбка не сходила с его круглого лица. На допросах, если требовалось, он был жесток и неумолим. Раскрываемость преступлений у Христи считалась исключительно высокой и делалось им с какой-то легкостью. Он досконально знал места проживания таганрогских жуликов и босяков в вагонах вокзала и порта. Босяков, всякого рода проходимцев и всякого жулья, куч ковавшихся в районе Каменной лестницы, знал в лицо и часто обращался к ним за помощью. Разыскав нужного ему человека, обращался к нему только по кличке и разговор вел на воровском жаргоне. Всякие Котики, Шакалы, Гиляи и Каюки не только боялись Христю, но и уважали.

В какой-то мере образ Христи уподобляется Эжену Франсуа Видоку (рис.78), основателю французской полиции Сюртэ ("безопасность"). Тридцать пять лет Видок вел беспорядочную жизнь, полную приключений. Сын пекаря, был артистом, солдатом, матросом, кукольником, арестантом. За совершенные преступления несколько раз был арестован, совершил много побегов и, наконец, был осужден к каторжным работам. Живя с опаснейшими преступниками, он досконально изучил преступный мир. Совершив последний побег, через десять лет мирной жизни в Париже, самовольно явился в полицию и предложил свои знания уголовного мира по борьбе с преступностью. Сотрудников подбирал по принципу: "Только преступник может побороть преступления".

У него работало около двадцати бывших арестантов с помощью которых, всего за год, он арестовал более восьмисот особо опасных преступников и ликвидировал притоны, в которые раньше не решались показываться члены правосудия.

Имея богатый житейский опыт, Христя также хорошо знал психологию и повадки преступников, их внутренний мир. Так кем же он был, наш знаменитый таганрогский детектив Изот Иванович Христенко?

Родился в 1893 году. Участвовал в походах и боях по взятию Грузии и ликвидации банд Захарченко в 1920 - 1923 годах. В конце 1923 года зачислен делопроизводителем Старощербиновской волостной милиции,в 1924 году - в Староминское отделение на должность агента первого разряда. С этого же дня и началась для него полная приключениями розыскная работа. На одном месте не сидел: работал инспектором, участковым милиционером, агентом, исполнял обязанности начальника районного уголовного розыска.

По собственному желанию в апреле 1928 года переехал в Аксай, где занимал должность старшего агента секретной части. После этого, так -же по собственному желанию, поступил надзирателем в третье отделение ростовской нахичеванской милиции. По просьбе начальника районного отделения прибыл в Мясниковский район, оттуда в Новочеркасск и в 1929 году, после реорганизации Донского административного отдела, переведен в таганрогскую оперативную группу.

В 1936 году присвоено звание младшего лейтенанта милиции, чин для того времени большой, если учесть, что начальник горотдела имел звание лейтенанта.

Женился на сестре начальника паспортного стола первого отделения милиции Козловой. В 1939 году, опять-таки по собственному желанию, уволен из органов милиции и с женой уехал на ее родину в Краснодарский край. Дальнейшая судьба Изота Ивановича Христенко мне неизвестна.

СТУПАК ГРИГОРИЙ НИКИТИЧ

Сколько банд, состоящих из бывших уголовников, белогвардейцев, обманутых крестьян и недовольных казаков рыскало по хуторам и станицам Дона! Убийства партийных работников и членов их семей, поджоги, грабежи и насилия отличались особой жестокостью. Крупная банда, которую жители называли не иначе как "Степные дьяволы", терроризировала районы области. В одном селе бандиты совершили убийство шестерых спящих красноармейцев, хозяина и его жены с ребенком. В другом - удушили и ограбили 17 человек. Руководил бандой стройный, молодой и красивый парень Василий Безуглов по кличке Васька Бессмертный. Воевал в Первую мировую войну, в тревожные дни революции связался с уголовниками. Дальнейшая жизнь его, полная романтических приключений, дьявольски разработанных планов и ухищрений все же окончилась для него трагически.

В тщательно разработанном чекистами плане по его захвату Васька Бессмертный при перестрелке погиб. В операции по ликвидации банды отличился молодой сотрудник уголовного розыска Григорий Ступак. Родился он 7 мая 1901 года в Ростовской области. Первоначальное образование получил в деревенской церковноприходской школе, там же впоследствии

работал грузчиком. Был призван в Красную Армию и воевал

против белогвардейских банд. В 1921 году женился.

По окончании гражданской войны Г.Н. Ступака перевели в уголовный розыск города Таганрога агентом второго разряда. Однажды шайка лиц, занимавшаяся хищническим ловом рыбы, 28 августа 1930 года, вооруженная ножами и увлекаемая братьями Шумилиными, ворвалась в таганрогское отделение Рыбкоопа и набросились на присутствующих. Они нанесли удары ножом председателю кооператива Ященко, инспектору АЧУРа (Азово-Черноморское управление рыбохраны) Бреславцу и появившемуся по вызову сотруднику УГРО Г.Н. Ступаку.

Приказами по адмхозотделу Григорий Ступак вместе с товарищами по работе Воробьевым, Маховиковым, Кудряшовым, Семеновым и Христенко неоднократно отмечался по работе и его имя по этому случаю не раз появлялось на страницах газеты "Таганрогская правда". Перед войной работал начальником ж.д. отделения милиции.

Во время Великой Отечественной войны Григория Никитовича призвали в армию, где, проходя службу в частях контрразведки, прошел свой боевой путь. Награжден орденами Ленина и Красного Знамени. Был контужен и в 1948 году по болезни ушел на пенсию. Умер в 1970 году.

Имел двух детей: Александра, воевавшего на фронте командиром танка, рано и трагически ушедшего из жизни и дочь Галину, работающую в настоящее время преподавателем по классу фортепиано в таганрогском музыкальном училище.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

БЕССТРАСТНАЯ СТАТИСТИКА

Не место анализировать причины и тяжесть уголовных преступлений, но всегда их количественному всплеску сопутствуют или экономические, или политические потрясения. В промежутке между ними окуклившиеся дегенераты созревают и при благоприятных условиях сбрасывают свою гнусную оболочку. На фоне извечного спора - быть или не быть смертной казни - садизм и звериная жестокость при совершении преступлений наблюдается все чаще. Незатейливые кражи прошлого не идут ни в какое ;равнение с омерзительными преступлениями, совершаемые в наши дни.

Заглянем в дневник происшествий по таганрогскому градоначальству за вторую половину мая месяца 1877 года.

В ночь на 16 мая ночной полицейский дозор задержал двух молодых людей, называвшихся по имени Максимом и Петром, не помнящих своего родства. Оба задержанных переданы судебному следователю.

Того же числа днем из дома мещанки Марии Камбуровой совершена со взломом кража вещей и денег всего на сумму сто восемьдесят рублей. В краже обвиняются мещанин Иван Семенченко и сын коллежского асессора Семен Дмитренко.

Турецкоподанный Параскево Кирьяко заявил, что 19 мая неизвестные злоумышленники, взломав замок у дверей камеры судна его, похитили разные вещи на сумму 55 рублей.

В ночь на 19 число к Николаевскому детскому приюту подброшен младенец мужского пола от рождения, по-видимому около двух недель. Дознанием обнаружено, что мать подкинутого младенца крестьянка Славянского уезда Софья Ушакова, которая за это приговором мирового судьи подвергнута семидневному аресту.

Двадцатого числа в пять часов вечера на Петровской базарной площади скоропостижно скончался от апоплексического удара крестьянин Калужской губернии Иван Васильев.

Того же числа мещанин Илья Тимошенко заявил, что у него в лавке во время сна из кармана его украдены золотые часы с цепочкою стоимостью сто пятьдесят рублей.

Двадцать третьего числа крестьянин Дмитрий Гребенников с товарищем Петром Беляевым уворовали из церкви Митрофания серебряную лампаду.

принятыми мерами Гребенников разыскан и лампадка, оказавшаяся у еврея Прута, отобрана.

В баню на Дворцовом переулке явилось пять закавказских армян, которые, купаясь, натерлись какой-то зловонной смесью. Публика, сходившаяся в бане, стала протестовать и требовать удаление армян. Служащие бани предложили армянам уйти, но те, в свою очередь, запротестовали. Между сторонами произошла драка, е которой банщики были изрядно поколочены.

А теперь вернемся в наши дни и окунемся в нелегкие милицейские будни.

"За четыре дня преступники зверски убили одиннадцать человек. Шла непрерывная работа по раскрытию этих преступлений и задержанию убийц. По случаю раскрыто еще более ста преступлений.

До сих пор не установлена личность трупа неизвестной женщины, обнаруженного 29 ноября 1992 года в районе вокзала Таганрог -1. На вид ей…

Первого октября пропал без вести Алексей Александрович Соболев года рождения, его приметы...

Уже более полутора лет во всех подразделениях таганрогской милиции и у каждого сотрудника лежат фотографии убитых девушек, похищенных у них вещей и вещественных доказательств преступлений. Наконец маньяк задержан и...

На объездной дороге неизвестной машиной смертельно травмирован гражданин Н. Очевидцев происшествия просят позвонить..."

Между двумя сводками по времени 115 лет и поражает не только характер преступлений, но и непомерная жестокость и презрение к наказанию.

О чем же говорит бесстрастная статистика, которая, как говорят, знает все.

1880 год. Таганрогский округ, включающий кроме Таганрога еще пятьдесят волостей, среди которых и такие как Амвросиевская, Голодаевская, Макеевская, Матвееве-Курганская, Миллерввская, Сарматская, Троицкая, Покровская... с соотношением численности населения 38 тысяч (Таганрог) и 460 тысяч человек в прилегающих волостях. Так вот, по всему округу в 1880 году было совершено преступлений:

Воровство со взломом - 87

Воровство без взлома - 230

Ограблений - 17

Изнасилований - 2

Конокрадств- 33

Убийств - 3

Самоубийств - 1

Сбыт фальшивых кредитных билетов - 4

Подкидышей - 14

Проживательство по фальшивым видам - 3

Мошенничество - 4

ВСЕГО - 398

Из общего количества совершили преступления:

купцы - 1 (мошенничество),

дворяне потомственные - 4 (воровство, все женщины),

военные - 81 (в основном воровство),

мещане - 103,

крестьяне -147,

другие сословия - 10,

За изнасилование привлечен к ответственности один потомственный дворянин и один военный.

Раскрываемость преступлений - 82 процента (!). Без знания дактилоскопии, судебной баллистики и медицины, токсикологии и других хитрых методов расследования, применяемых при расследовании преступлений.

Увеличение преступности по сравнению с прошлым годом объясняли, а оно возросло на 58 преступлений, бедность, развитие пьянства, крайняя необразованность и неразвитость простого народа. И в какой-то степени большая засуха 1880-1881 годов, повлекшая неурожай и вызвавшая массовое передвижение сельских жителей на заработки в город.

Почти каждый полуторатысячный житель совершил какое - либо преступление,

1903 год. Население города превысило 60 тысяч человек, Начало революционных движений. Число рабочих на заводах и фабриках: металлургическом - 4000 человек, котельном - 800, кожевенном - 1000, железнодорожном депо и мастерских - 300, грузчиков - 500, на мелких предприятиях (мыловаренные и механические заводы, фабрики) - около 1000 человек.

Статистика преступлений по городу:

Краж со взломом - 95 на сумму 15 тысяч рублей.

Краж без взлома - 276 на сумму 24 тысячи рублей.

Грабежей - 2 на сумму 1,5 тысячи рублей.

Всего 399 случаев.

Покушений на убийство - 2.

Нанесение смертельных ран в драках - 6.

Убийств - 1 (в тюрьме).

Утонувших - 7.

Повесившихся - 6.

Подкидышей - 23.

1912 год. Население города 70 тысяч жителей. Массовая миграция безграмотного и малокультурного населения из сельских районов для восполнения недостающих рабочих мест на заводах и фабриках. Послевоенный экономический кризис. Этот год явился пиком преступности в дореволюционном Таганроге.

Рассматривалось дел в суде - 4142

Привлечено к ответственности - 1439

Религиозные преступления - 40

Святотатство и разрытие могли - 10

Лжесвидетельство, лжедоносы, лжеприсяги - 98

Бунт против верховной власти - 15

Бунт против порядка управления - 66

Подлоги и хищение судебных дел - 67

Подделывание монет - 6

Кражи с убийствами - 412 (в Таганроге 110)

Прочие - цифра неизвестна.

Совершил преступление каждый их трехсот пятидесяти человек, живущих в таганрогском округе.

1992 год. Численность населения - 300 тысяч человек. Время экономических реформ. Социализм уничтожен, капитализм не народился. В корне, по сравнению с 1880 годом изменился характер злодеяний.

Совершено уголовных преступлений - 3917

Задержано мелких хулиганов - 7218

Привлечены к ответственности за появление в нетрезвом виде - 11808

Побывало в медицинских вытрезвителях - 8837

Выявлены наркопритоны - 6

Задержаны в продаже наркотиков - 153

Изъято наркотиков, килограмм - 67

Угон автомобилей и мотоциклов - 202

Осуждены за убийство (без учета нераскрытых) - 15

Осуждено за изнасилование (без учета нераскрытых) - 5

Кроме того, наблюдается большой процент расторжения брака - 1200, взыскание алиментов - 837, другие административные нарушения. Если не считать уйму пьяниц и армию мелких хулиганов, каждый семидесятый, проживающий в городе, совершил преступление. Многовато. По сравнению с 1880 годом увеличение в двадцать раз.

1994 год. Зарегистрировано 4524 преступления, из них:

28 убийств,

48 тяжких преступлений,

10 изнасилований,

193 грабежа,

37 разбоев,

309 мошенничеств,

1492 кражи чужого имущества, в том числе:

из квартир - 462,

из торговых точек - 120,

авто мототранспорта - 61

20 злостных хулиганств,

94 случая незаконного хранения оружия,

351 случай наркомании, в том числе сбыта - 50,

405 экономических преступлений.

Из зарегистрированных 4 524 преступлений было раскрыто 3407 (из них 583 тяжких). Раскрываемость составила 78 %. Было выявлено 12 преступных групп, направлено в суд 41 уголовное дело, привлечено к суду 118 человек. (Газета "Город" от 1 февраля 1995 года).

К какому выводу можно прийти, читая приведенные цифры? Зарегистрировано 4524 преступлений. Если принять во внимание, что в каждом преступлении участвовало 5 человек, обвиняемых должно быть не менее 782 человека (4524:5). Всего же привлечено к суду лишь 118 человек. Оказывается 664 человека (782 - 118) были арестованы зря? Какую из правоохранительных структур следует винить в том, что 664 человека пострадали невинно? Оперативную службу или прокурорский надзор? А может наоборот, 664 человека это преступники, которые не понесли наказания и их выпустили на свободу. Наверное все-таки прокурорский надзор, если только 41 уголовное дело направлено к рассмотрению в суде из 4524 зарегистрированных преступлений.

За разъяснениями обратился к председателю народного суда. Встретили меня неприветливо словами: "Сейчас неприемные часы". Пришлось объяснять, что в приемные дни председателя на месте не оказалось -присутствовал на процессе в зале судебного заседания.

Не поднимая головы, изредка лишь кидая быстрые взгляды из-под

густых насупленных бровей, всем своим видом показал, что не имеет

никакого желания что-либо объяснять и на вопросы отвечал односложно.

Как вы объясните такое несоответствие в заметке, опубликованной в

городской газете?

Никак.

Да, но факты слишком очевидны и к тому же официальны.

А где вы их взяли?

Опубликованы в уважаемой газете "Город" 1 февраля 1995 года.

Чушь!

Так кто же тогда все-таки может подтвердить и дать правильные
сведения?

Да кто же вам их даст?!

На этом окончился наш короткий разговор, оставив крайне неприятный осадок, как своим тоном беседы, так и чувством, что от нас продолжают многое скрывать.

После того, как по окончании гражданской войны отдельные, уже разрозненные группировки белых рассеяли, а многочисленные шайки бандитов, грабивших население в округе, уничтожили, жизнь в городе постепенно начала принимать мирный характер.

Для работников службы уголовной милиции наступила обычная розыскная работа по борьбе с уголовными преступлениями. По делу проходили мелкие мошенники и грабители, многочисленная армия беспризорников и спекулянты, фальшивомонетчики и контрабандисты.

Еще в 1921 году в городе появились фальшивые купюры номиналом в 10 тысяч рублей. Только в 1924 году удалось выяснить, что изготовлением фальшивых денег активно занимается торговец нового базара Гусев. Его задержали, а немного позднее и всю шайку фальшивомонетчиков.

Следствие установило, что штамп десятитысячной купюры изготовили в 1921 году Гусев и Павленко, арестовать которого не удалось. Штамповали фальшивые купюры на чердаке общежития Русско-Балтийского завода. Распространением поддельных денег занимались Власенко и Сидоров. Судила преступников выездная сессия краевого суда, по приговору которого Сидорова и Власенко подвергнули принудительным работам на три года каждого. Гусева и Павленко приговорили к расстрелу. Суд, однако, принял во внимание давность преступления и в честь пятой годовщины Октябрьской революции расстрел заменили пятью годами принудработ с конфискацией имущества. Амнистию применили так же к Гусеву и Павленко, сократив срок до полутора лет.

Сослуживцев крупного кожевенно-обувного магазина Соломона Фаин, братьев Абрама и Менделя Маранцевичей привлекли к уголовной ответственности за мошенничество, причинившее убыток государству. За второе полугодие 1925 года они занизили оборот магазина на 80 тысяч рублей, или на 65 процентов. Каждого приговорили к двум годам лишения свободы.

По этой же статье осудили Кузьменко - магазин "Мануфактура и рыболовные сети", Ляшенко - магазин бакалейных товаров, Лембергского - магазин бакалеи и Ломакина - скобяные и красильные товары.

Летом 1927 года в городе произошло несколько ограблений кассиров промышленных предприятий, получающих деньги в банке для выплаты заработной платы. Первое ограбление произошло днем 23 июля, когда с применением оружия у кассира страхкассы отобрали портфель с 1170 рублями.

Уголовный розыск тщательно разработал план захвата преступников. Составили график получения денег в банке, установили тщательное наблюдение за перемещением кассиров.

Наконец, 6 июля сотрудники созданной для поимки бандитов группы заметили нездоровое внимание со стороны нескольких граждан к кассиру завода "Красный котельщик", получившему в банке 11 тысяч рублей. При попытке преступников приблизиться к кассиру и овладеть деньгами группа захвата таганрогского ОГПУ стремительным натиском захватила и обезоружила всех четырех бандитов. Действия оперативников были настолько внезапны, что преступники не успели применить уже приготовленное оружие. У ник отобрали револьвер "Кольт" с 39 патронами и два револьвера системы "Наган" с полными зарядами.

Главарем банды оказался бывший начальник команды ведомственной охраны завода "Красный маслопресс" Поздняков. Два члена банды - родные братья Деловы, четвертый - бывший домовладелец Кириллов.

Как выяснилось в процессе следствия, днем раньше планировалось ограбление кассира Кожевенного комбината, которое не состоялось по причине опоздания "на работу" двух бандитов.

В середине 1932 года выездная сессия Северо-Кавказского краевого суда рассматривала дело в злоупотреблении работниками бюро по распределению продовольственных карточек среди населения и массовом хищении хлеба. Используя служебное положение, сотрудники конторы нанесли большой урон рабочему снабжению жителей города. Ими было разбазарено более 65 тысяч пудов хлеба и присвоено около тридцати тысяч рублей.

Суд под председательством Фиолетова, общественного обвинителя Гутмана и прокурора Виноградова приговорил Тарковского - бывшего активного белогвардейца, Скалиуха - добровольца белой армии и сына кулака Прозоровского к расстрелу. Остальные 35 человек приговорены к разным срокам заключения, от двух до десяти лет лишения свободы.

В течение нескольких лет жителей города терроризировала многочисленная банда грабителей и убийц. В ее деятельности принимало участие и пять женщин. Всего в банде насчитывалось 27 человек, в основном молодые люди по 18 лет. Многие из них работали на заводе ТИЗ (сейчас комбайновый завод).

Участники банды ранее имели в общей сложности 89 приводов, 11 судимостей за грабежи и две судимости за убийство. Руководил группой бандитов Баранов Николай Тимофеевич. По окончании процесса в декабре 1932 года местная газета "Таганрогская правда" опубликовала приговор.

Всех пятерых женщин приговорили к трем годам лишения свободы. Ишутина Ф.Г., Диву П.И., Иванова Д.И., Маштакова И.М., Кочеткова Н.В., Беликова С.Я. и Дьякова Н.С. - лишение свободы по десять лет с отбыванием наказания в концлагерях с конфискацией всего имущества.

Баранова Н.Т., Евтушенко И.П., Ишутина А.Е., Ишутина К.Е., Серегина СМ., Плескачева А.Г., Сидоренко П.Е., Иванова А.И., Козленке И.Н., Шевченко А.М., Савичева Л.А., Барабанова А.А., Комарова А.Е. и Козленке Н.Н. - к расстрелу с конфискацией имущества.

20 июля 1934 года начался суд над 47 участниками хищников и вредителей, действующими на маслозаводе и макаронной фабрике. Расхитители систематически занимались воровством макаронной продукции, масла, жиров, сбывая краденное на базаре. На скамье подсудимых контролеры, охрана, начальник спецотдела, члены завкома профсоюза, комендант завода.

Дело под номером 573 вели председатель суда Гринь, члены суда Коренякин и Черненко. От лица защитников выступали Руссо, Литкович, Иваницкий. Решением суда 7 человек получили условный срок, 33 - разные сроки лишения свободы вплоть до 10 лет, а трех главных организаторов преступной группы Тютюркина, Мягкова и Кузьменко приговорили к высшей мере наказания - расстрелу.

Совместная работа сотрудников НКВД, УГБ и милиции позволила в 1935 году раскрыть и ликвидировать преступную группу, занимавшуюся подделкой государственных документов и изготовлением различных фиктивных справок.

Возглавлял группу бывший белогвардеец П.М. Попов сумевший устроиться на работу в военно-учетный стол завода имени Сталина. В состав нелегальной группы входили также бежавший из ссылки кулак А.Ф. Чуприн, кулак из Троицкого сельсовета А.К. Едуш, служившие в белой армии В.Н. Палий, ранее осужденный за бандитизм Г.И. Бережной, а также неоднократно привлекаемый к ответственности кустарь-одиночка Н.П. Иванюта и граждане П.В. Чеботарев и К.Г. Васильева. Компания собралась достойная друг друга.

Фабрикуя паспорта и различные документы, преступники снабжали ими бежавших из ссылки кулаков и другой уголовный сброд. Всего ими изготовлено десять паспортов и много другой различной документации. Стоимость подделок преступники оценивали от 50 до 500 рублей. Все члены шайки привлечены к ответственности по статье 59-8 уголовного кодекса.

В апреле 1935 года два грабителя, вооруженные револьверами системы "Наган" произвели налет на магазин Горта (городская торговля) по улице Разина, 69. Преступникам удалось забрать выручку и выскочить на улицу. Крики привлекли работников милиции, и они стали преследовать грабителей, которые стали отстреливаться. Один из преступников спрятался в подвале по М. Набережной, 64, где и был убит при перестрелке, при нем обнаружили наган, к нему патроны, 330 рублей и документы на имя Козлова Анатолия Павловича, рождения 1900 года.

Случались и убийства, как мирных, ни в чем не повинных жителей, так и работников милиции, ценой своей жизни обеспечивающих безопасность граждан и их имущества. Каждый такой случай расценивался как что-то из ряда вон выходящее.

Средь бела дня неизвестные ворвались в квартиру Евгении Ивановны Павленко. Убили хозяйку и скрылись, захватив с собой 70 рублей и револьвер системы "Наган" (№ 57408) с семью патронами.

Трагический случай произошел с двумя молодыми влюбленными, устроившими свидание на территории артиллерийского склада, разместившегося по Чеховской улице, 133 (дореволюционная нумерация домов). Дело происходило в 1925 году.

24 мая около восьми часов вечера красноармейцы тридцатого дивизиона несли охрану артиллерийского склада. Услышав в вечерней тишине шум и негромкий разговор в запретной зоне, один из часовых сделал предупредительный окрик. Ответа не последовало, и часовые открыли огонь из ружей. Был убит молодой человек П, Удовиченко, а его подруга Ольга Петробокова получила легкое ранение в ногу.

В одиннадцать часов вечера 29 декабря 1927 года по дороге на пост номер четыре, расположенный на углу улиц Чеботарской, Большого Садового переулка и Доменской улицы, двое неизвестных напали на милиционера Петра Семеновича Сидорова. Защищаясь от нападения, милиционер ударом приклада винтовки сбил одного из бандитов на землю. Другой, выхватив револьвер, выстрелил в Сидорова и скрылся. Вскоре стрелявшего задержали, который оказался Дмитрием Алексеевичем Андрусенко в возрасте 32-х лет.

На следующий день, в то же самое время и на том же месте, неизвестные убили младшего милиционера Григория Филимоновича Шаповалова. Его ударили тупым предметом по голове и нанесли несколько ножевых ранений в область сердца. Винтовка исчезла.

Через месяц задержали крупную шайку грабителей в составе шести человек и трех оказавших содействие. Выяснилось, что этой группой было совершено нападение на милиционера Сидорова, убит 26-летний милиционер Шаповалов, ограблен пассажирский поезд Таганрог - Иловайск, произведена кража из магазина Фридмана и систематически совершались налеты на пивнушки и столовые.

После ареста членов шайки в течении длительного времени не было совершено ни одного ограбления.

Читаешь полицейские сводки прошлого века и удивляешься, При малейшем нарушении ночной тишины и возникших беспорядках во всех случаях ночной стражник тут как тут. Как из под земли вырастает. Если преступник окажет сопротивление, тревожной трелью звучит свисток, и уже слышен топот ног бегущего на помощь караульного с соседнего квартала. И всего-то их было какая-то сотня на пятьдесят тысяч жителей, или один стражник на 500 горожан.

Еще совсем недавно перед прохождением праздничных демонстраций органы милиции устраивали на Банковской площади смотр своему личному составу. По самым скромным подсчетам на них присутствовало не менее тысячи человек, или один блюститель порядка на 300 проживающих в городе.

Много это или мало, не нам судить, но в дневное время на улицах мы их теперь не встречаем, не говоря уже о ночной мгле. Изредка проедет ПМГ и снова тишина.

Было время, когда посредником между населением и милицией стоял участковый милиционер, который вхож был в каждую семью, его уважали, ему доверяли. Свой дядя Степа был в каждом городе. В участковом видели не врага, не мельтона, а защитника и друга семьи. Какого-нибудь дядю Колю знал весь город, ведь служил он на своем посту не один десяток лет.

С годами доверительные отношения исчезли, уступив место недоверию, подозрительности и высокомерному мещанскому отношению "начальства" к своим подопечным.

Городовых в дореволюционной России набирали из числа отбывших свой срок служивых солдат, подавшихся в город на заработки крестьян, а также непутевых заводских рабочих. Это были люди неграмотные, необразованные и ленивые, о чем не раз упоминал в своих приказах небезызвестный нам таганрогский полицмейстер полковник фон-Эксе.

О низком уровне культуры рядовых милиционеров говорили много. С ними усиленно проводилась воспитательная и культурно-просветительная работа. После одной из таких многочисленных лекций на передней площадке трамвая, следовавшего в сторону старого базара, стоял известный многим таганрожцам участковый милиционер дядя Коля. Неожиданно кто-то из пассажиров громко чихнул. Дядя Коля встрепенулся, обвел салон вагона настороженным взглядом и строго спросил. - Кто чихнул? - Наступила тишина, водитель из осторожности остановил трамвай.

- Кто чихнул? - уже более настойчиво повторил свой вопрос блюститель порядка.

Древняя старушка оглянулась и, видя, что помощи ей ждать неоткуда, дрожащим голосом проговорила.

Я, бббатюшка!

Будь здорова, матушка, - радостно заулыбался дядя Коля, довольный тем, что лекция не пропала даром и он выполнил указание начальства.

Красиво смотрелась на постовых милиционерах, регулирующих движение немногочисленного транспорта, летняя белоснежная форма со шлемом того же цвета {рис.80). Фигура милиционера-регулировщика, постоянно присутствующая на своем посту, олицетворяла общественный порядок и действовала на окружающих стабилизирующе. Одного из постовых, милиционера Клименко, на Ленинской сбила автомашина, о чем долгое время с сожалением говорили в городе.

Во все времена рост преступности объясняли необразованностью, ограниченностью мышления неимущего класса, падением нравов в обществе. Сейчас же все грамотны и образованы, а количество преступлений на душу населения что-то не снижается, а катастрофически увеличивается. Да, не в добрый час Бог похитил ребро у Адама.


НАША СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА

(очерк написан сотрудником УВД города)

В нашем городе подразделение уголовного розыска сформировалось 15 октября 1920 года. Создание новой службы происходило в сложной обстановке. Связано это было прежде всего с тем, что Таганрог находился почти в эпицентре гражданской войны, и ее влияние сказывалось на криминогенной среде в городе как в период самой войны, так и долго еще после ее окончания.

Одним из следствий войны являлось дезертирство, которое подпитывало собою уголовную преступность в Таганроге. Так, в одном из отчетов начальника таганрогской милиции за 1920 год говорилось: "Близость фронта, положение уезда с более или менее сносными условиями жизни и укрывательства сделали то, что, начиная с апреля по август, все села, деревни и хутора уезда буквально кишели дезертирами... милиция... бороться успешно с дезертирами, вооруженными и организованными, не могла. Ходатайство управления уездной милиции перед вышестоящими властями о командировании в распоряжение таганрогской милиции хотя бы одной роты для производства облав удовлетворено не было."

В 20-е годы Таганрог был центром, в который входило 9 районов: сегодняшние территории Неклиновского, Матвеево-Курганского и Куйбышевского районов, часть Донецкой и Луганской областей: Амвросиевка, Боково-Платово, Красный Луч и др. Можно себе представить, каково было работать молодому отделению уголовного розыска на такой обширной территории без опыта, необходимых средств, без транспорта и связи.

О том, как жили и работали сыщики 20-х годов, с какими трудностями сталкивались, лучше всего могут рассказать архивные документы. Каждый запрос, отчет, суточная сводка того времени воссоздают пред нашими глазами фрагменты ушедшей жизни, полной лишений и надежд. Вот несколько примеров, характеризующих оперативную обстановку города в ноябре 1922 г.

"В 7 часов вечера 23 ноября в трех верстах от Таганрога ехавшего гр-на Миллера ограбили вооруженные бандиты в количестве 3 человек. Забрали пару лошадей, бричку, 7000 рублей". Через два дня опять на этой же дороге: "В 100 саженях от переезда трое вооруженных обрезом и револьвером ограбили гр-на Голик"... "ограблена тремя вооруженными квартира по ул. Розы Люксембург, 41, принадлежащая гр-ну Клиппи кову..."

А вот документально подтвержденные примеры, говорящие о быте и материальной обеспеченности милиции и уголовного розыска в частности. Из отчета начальника таганрогской милиции за октябрь 1922 года:

"С 1 сентября для довольствия людей милиции были получены мука и крупа, остальных фабрикатов не отпускалось... вследствие чего не представляется возможным получить горячую пищу... остатков обмундирования не имеется. А в отношении

продовольствия для сотрудников уголовного розыска, то такового не отпускается, так как последние не находятся на государственном снабжении..."

Сложно было и с оружием. Из отчета первого начальника таганрогского уголовного розыска за июль 1923 года: "Оружие имеется в настоящее время... из числа конфискованного. В отношении патронов к револьверам системы "наган", то таковых не имеется, и сотрудники прибегают к изготовлению из кустарным способом путем набивки старых стреляных гильз."

Большой проблемой в работе розыска была связь, точнее ее отсутствие, "ввиду недостаточности средств передвижения, а также требования почтово-телеграфной конторой наличных денег за корреспонденцию и телеграммы, что при отсутствии денежных знаков задерживает передачу часто срочных донесений оперативного характера". В 1922 году из 35 лошадей по штату на всю таганрогскую милицию в наличии было только 6 лошадей, В отделении уголовного розыска на 11 сыщиков была по штату 1 лошадь с конюхом. Но, несмотря на очевидные трудности, уголовный розыск Таганрога уже за первый год своей деятельности выдвинулся на 1-е место среди розысков всей Украины, куда в то время входил наш город.

Сегодня мы добрым словом вспоминаем имена тех, кто стоял у истоков создания таганрогской милиции и ее уголовного розыска: первого начальника милиции Константина Таюкина, первого начальника ОУР Семена Ряполова, тех, кто в последующие десятилетия посвятил свою жизнь розыску: Резникова И.М., Ковалева А.Г„ Соколова Н.С., Пластовец В.Я., Лясенко И.К., Валиков Н.Г., Берегового В.И.

Следующие годы были не легче 20-х. В 50-е характерной особенностью криминальной среды стали преступные группы с определенной специализацией: "домушники", "медвежатники" (взломщики сейфов), вооруженные группы, скрывавшиеся в склепах на кладбище. Навсегда молодыми остались в далекие 50-60 е Михаил Святченко и Иван Евсеев, погибшие при исполнении служебных обязанностей от выстрелов в спину.

Лучшими сыщиками 50-х годов, которые умели разрешать самые сложные задачи в борьбе с преступниками, были Иван Дмитриевич Титаренко (сейчас генерал - майор милиции), Иван Иванович Ефремов - умер в 1991 году. Илья Павлович Кулик - умер в 1964 году, это был выдающийся сыщик, сильный оперативник и замечательный человек. Если во время работы в каком-либо дворе на него вдруг бросалась собака, он голыми руками мог свернуть ей голову. Очень многие преступники города знали его, большинство из них прошли через его руки, а некоторые пытались и отомстить. Как-то около комбайнового завода выследили Кулика несколько негодяев, обступили вплотную, готовясь при малейшем движении, вроде как при попытке самообороны, нанести смертельные удары, и говорят с издевкой: "Ну что, начальник, пора прощаться навсегда!". "Ну что ж, прощайте", - невозмутимо сказал Кулик и, не вынимая руки из кармана, через одежду открыл огонь из своего табельного оружия.

В настоящее время подразделение уголовного розыска нашего города располагает как молодыми, так и профессионально зрелыми кадрами, способными решить ответственные задачи по укреплению правопорядка и борьбе с преступностью. Это заместитель начальника криминальной милиции А.А. Карпенко, начальник уголовного розыска УВД В.В. Браженко, районные начальники уголовного розыска А.И. Серебрянский, В.Е. Дикарев, Л.Н. Тришкин.

Особенности сегодняшней работы уголовного розыска, во-первых, в возросшем количестве преступлений, а во-вторых, сама преступность стала более изощренной и усложненной. Сейчас уже открыто говорится о ее профессионализме и организованности. События 1992 года, вошедшие в историю таганрогского уголовного розыска под названием "черный сентябрь", свидетельствуют и еще об одном современном качестве преступности - жестокости. Наверное, со времен гражданской войны в Таганроге не совершалось ничего более бесчеловечного: за три дня было убито 10 человек. Преступники, конечно же, получили заслуженное наказание. В пользу уголовного розыска закончился поединок с городским сексуальным маньяком, державшим в страхе женское население Таганрога. На его счету 4 убийства с изнасилованиями и несколько покушений. За раскрытие этого преступления министром внутренних дел России награждены правительственными наградами подполковник милиции А.Л. Грабчев, начальник экспертного отдела; капитан милиции С.В. Кривенко, старший оперуполномоченный уголовного розыска УВД; старшина милиции Ю.М. Кривенко, помощник командира 1-го взвода роты патрульно-постовой службы.

Хорошими показателями встречают свой профессиональный праздник сотрудники уголовного розыска УВД А.В. Рыбцов, А.Ф. Тузов, Г.В. Дьяченко, В.Я. Нескреба, А.С. Тугуши. Наибольший вклад в раскрытие преступлений внесли сыщики первого отдела А.А. Палий, А.А. Нефедов, С.Г. Голобородько; во втором отделе Г.В. Писаренко, А.В. Кравец, А.Т. Попов; в отделе милиции № 3 Д.А. Сербаков, А.В. Аряченков, Л.И. Суменков; сотрудник приемника-распределителя И.В. Кошевой.

По сравнению с прошлым периодом процент раскрываемости преступлений значительно повысился.

1992 год - 53,8 процентов; 1993 - 64,4; 1994 - 78,8; 1995 - 85,3; 1996 -85,9; 1997 год (9 месяцев) - 90,9 процента.

А. ХРАМКОВ.

Заместитель начальника

УВД г. Таганрога, начальник

Криминальной милиции,

полковник милиции.


ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

БОЕВЫЕ НАГРАДНЫЕ ЗНАКИ ОТЛИЧИЯ РОССИИ

"Немецкое слово "Орден" - ряд, разряд, произошло от латинского " ordo " и обозначает знак отличия, почетную награду, вручаемую за особые заслуги перед государством и обществом. Прикрепляется непосредственно к одежде или орденской ленте. Французское слово "медаль" (medaille) обозначает металлический знак, как правило, с двусторонним изображением, выпускаемый в честь какого-либо выдающегося деятеля". Наш очерк, в котором рассказана история создания боевых орденов и медалей, делится на два раздела: "Русские боевые награды " и "Советские боевые награды".

РУССКИЕ БОЕВЫЕ НАГРАДЫ

ОРДЕНА. Первый русский орден святого Андрея Первозванного учредили во времена правления Петра I в 1698 году. Орден состоял из шитой серебром восьмиугольной звезды с девизом "за веру и верность". Сам знак выполнен в виде "Андреевского креста", покрытого голубой эмалью. Уже после смерти Петра Алексеевича к знаку добавили государственный российский орел черного цвета.

Знак (крест) носили на широкой голубой ленте через правое плечо. При особенно торжественных случаях ленту заменяли на золотую цепь, украшенную элементами, выполненными из разноцветных эмалей, и носили на груди.

Первым кавалером ордена св. Андрея Первозванного стал граф Федор Алексеевич Головин, ближайший соратник Петра I, генерал-адмирал и генерал-фельдмаршал, руководитель русской внешней политики при Петре I. Орден св. Андрея Первозванного получили сорок человек, в том числе за участие при Полтавском сражении - пятеро. В историческом музее Москвы хранится орден, полученный русским государственным и военным деятелем, сподвижником Петра I Я.В. Брюсовым, командующим русской артиллерией в битве под Полтавой, а также лента к ордену, которая была на груди полководца П.И. Багратиона в момент его смертельного сражения при битве на Бородинском поле в 1812 году.

Орден св. Александра Невского был утвержден в 1725 году в честь русского князя Александра Ярославовича, под командованием которого в 1240 году было разгромлено шведское войско. Это обеспечило безопасность русско-шведской границы в условиях татаро-монгольского нашествия на Русь.

Награда состояла из ордена и знака, носимых на ленте алого цвета. Орден выполнен в виде лучевой звезды и по кругу в центральной части надпись: "За труды и Отечество". При Петре I орден св. Александра Невского не вручили никому, не успели. Уже при его преемнице престола, жене Екатерине I, в число награжденных попали и гражданские заслуги.

Знак ордена св. Александра Невского выполнен в форме креста, в центре которого изображение всадника в доспехах на вздыбленном коне. В дальнейшем очертание ордена и знака оставалась прежним с некоторыми художественными дополнениями и изменениями формы лучей. В середине XIX века к знаку ордена св. Александра Невского, выдаваемого за боевые заслуги, добавлялись скрещенные мечи.

Рис.85. Звезда и знак ордена св. Александра Невского.

Рис.86. Знаки-кресты и звезды ордена св. Александра Невского.

При царствования Екатерины !1 в 1769 году был утвержден орден ев Георгия, которым награждались исключительно за успехи в военном деле, за боевые заслуги. В Положении о награждении говорилось, что орден св. Георгия мог получить тот, кто "лично предводительствуя войском, одержит над неприятелем, в значительных силах состоящим, полную победу, ^следствием которой будет совершенное его уничтожение", или "лично предводительствуя войском, возьмет крепость"

Награда могла иметь место также за взятие неприятельского знамени, захват в плен главнокомандующего или корпусного командира неприятеля и другие выдающиеся подвиги. Знак и орден носились на широкой ленте оранжевого цвета с черными полосами.

Подразделялся орден на четыре степени. Низшая, четвертая степень выдавалась при совершении первого подвига, третьей степени при втором, второй степени при третьем и, наконец, первой степени по совершении четвертого, выдающегося подвига. Такие жесткие условия в получении ордена св. Георгия, не то что ограничивали возможность стать полным кавалером, но надо было действительно быть храбрым и немного везучим,

В отличие от ордена св. Андрея Первозванного, который получили более 1000 человек, ордена св. Георгия 1-й степени удостоились лишь 25 человек. Среди них граф П.А. Румянцев-Задунайский, генерал-фельдмаршал, 1 русский полководец, овладевший в семилетней войне крепостью Кольберг, . а во время русско-турецкой войны в 1768-1774 годах одержавший победы , при Рябой могиле, Ларге и Кагуле. Он впервые применил сочетание каре, колонн и легких батальонов.

Награду получили также князь Г.А. Потемкин-Таврический, главнокомандующий русской армией в Русско-турецкую войну 1787-1791 годов; великий полководец Александр Васильевич Суворов, граф Рымненский, перечень заслуг которого чрезмерно велик и светлейший князь Смоленский, генерал-фельдмаршал Михаил Иванович Кутузов, отличившийся во время русско-турецких войн, взятии Измаила и Бородинском сражении.

К ордену св. Георгия еще одна награда имела самое непосредственное отношение. Это "Золотое оружие", с надписью на эфесе клинка "За храбрость", с изображением эмалевого крестика ордена св. Георгия и темляков цветов Георгиевской ленты. Генералы и адмиралы получали "Золотое оружие" с бриллиантовыми украшениями, офицеры - без них. Начиная с 1807 года лица, удостоенные "Золотого оружиям", причислялись к кавалерам Ордена св. Георгия. В 1913 году, эта награда получила другое официальное название - "Георгиевское оружие".

Близки по значению орденам были золотые кресты на Георгиевских лентах: За взятие Очакова, Измаила, Праги (окрестности Варшавы), базарджика и за сражение при Прейсиш-Эйлау. В битве при Прейсиш-Эйлау (Калининградская область), где в 1806 году в союзе с пруссаками русские встретились с армией Наполеона, битва окончилась вничью. Однако, в жизни Наполеона это был первый случай, когда ему не пришлось торжествовать победу. А ведь к этому времени Наполеон уже уверовал в свою непобедимость и расправился со своими соседями, удаляя с престола законных правителей и ставя на их место своих. Получали их только офицеры. В начале XIX века для награждения солдат и низших чинов утвердили серебряный Георгиевский крест, имевший одну степень. Его носили на Георгиевской ленте оранжево-черного цвета, В середине века солдатский Георгиевский крест подразделялся на 4 степени, отличавшиеся составом металла, из которого они были изготовлены. 1-я и 2-я степени были золотыми, 3-я и 4-я серебряными. Низшей степенью, которая выдавалась первой, была четвертая.

Рис.89. Золотое Георгиевское оружие "За храбрость".

Рис.90. Офицерский золотой крест за участие в сражении при Прейсиш-Эйлау в январе 1807 года.

Рис.91. Солдатский Георгиевский крест всех 4-х степеней.

В 1872 году учредили орден св. Владимира четырех степеней, которым награждали как за военные, так и гражданские заслуги. К знакам-крестам и звездам, выданным за боевые заслуги, с 1850-х годов добавились скрещенные мечи, а как особая степень пожалования, к некоторым добавлялась корона. На знаках и орденах, выдававшихся лицам нехристианского вероисповедания, изображения святых и монограммы заменили изображениями государственного герба - орла.

Орден и знак носили на темно-красной муаровой ленте, окантованной черными полосами. К числу таганрожцев, награжденных орденом св. Владимира 4-й степени, можно отнести нотариуса Окружного таганрогского суда И.И. Блонского и смотрителя дворца Александра I отставного старшину ' А.А, Карпова.

Орден св. Анны появился в 1797 году во времена царствования Павла I. Учредили его в честь умершей дочери Петра I Анны Петровны. Низшая степень ордена носилась на холодном оружии - "Аннинское оружие". Если награду получал офицер во время боевых действий, добавлялась надпись "За храбрость".

Несколько жителей Таганрога также удостоились этой награды. Ее | получил всем известный протоиерей Успенского собора Федор Покровский. Он имел орден ев, Анны 3-й и 2-й степеней, городской голова Иван Кобылий 2-й степени, купец Федор Кумани - золотую медаль ношения на Аннинской ленте.

В 1797 году в России утвердили Великое приорство св. Иоанна Иерусалимского. На следующий год Павел I принял звание приора Великого Магистра и стал награждать утвержденным им орденом св. Иоанна Иерусалимского русских подданных, В 1797 году этот орден был вручен и I фельдмаршалу Суворову.

Ионниты являлись членами духовно-рыцарского ордена, основанного крестоносцами в Палестине на рубеже XII века. Первоначальной резиденцией ] являлся дом на острове Мальта (Мальтийский орден). В дальнейшем ношение ордена св. Иоанна Иерусалимского русским подданным запретили.

Были еще ордена Белого Орла и св. Станислава, пришедшие к нам из | Польши во время присоединения ее к России периода Наполеоновских войн. Первоначально от имени Александра I их вручали уроженцам из Польши, а затем приравняли к общерусским орденам. П.С. Нахимов орден Белого Орла получил при обороне Севастополя. Орден св. Станислава и ки имели три степени. Носили их на широкой муаровой ленте красного цвета с двумя светло-серо-желтыми по краям полосками.

В Таганроге много жителей имели ордена св. Станислава и медали с ношением их на Станиславской ленте. Например, орден св. Станислава 1-й степени получил в 1898 году бывший городской голова, камергер Двора Его Императорского Величества А.Н. Алфераки в бытность его чиновником особых поручений при Министерстве Внутренних Дел. За общественную работу в городе имел орден св. Станислава 3-й степени провизор М.А. Гольденберг. Купец А.Я. Адабашев носил золотую медаль на Станиславской ленте, а купец второй гильдии Никанор Гнутов и Герасим Лобода получили в 1872 году серебряные медали с надписью "За усердие" для ношения на шее на Станиславской ленте.

Александр Салатич, брат Керченского купца 1-й гильдии получил Золотую медаль, а купец 2-й гильдии Дмитрий Петриченко серебряную для ношения на Станиславской ленте.

Существовали правила ношения наградных российских орденов и их знаков. Знаки (кресты) 1-й степени носили на широкой ленте через плечо, со звездой на левой стороне груди. Исключение составлял орден св. I Анны, носимый на правой стороне. Знаки 2-й степени 1 носились на ленте на шее; 3-й , степени, также на шее, но уже без звезды. Низшая, 4-я степень орденов св. Георгия и св. Владимира, а также 3-я степень I орденов св. Анны и св. Стани- слава, в виде небольшого крестика, крепились на груди.

До 1870 года существовало , правило, когда при получении , очередной награды более I высокой степени орден низшей 1 степени снимался. Любовь '

русского человека к "немке" Екатерине I была настолько велика, что нередки были случаи, когда люди, получившие крест или медаль из ее рук, отказывались после от заслуженной высшей награды, чтобы не расставаться со знаком отличия, полученным от "матушки-императрицы", как все величали Екатерину II. В дальнейшем, по мере награждения другими орденами, все ранее врученные награды продолжали носиться.

Получение любого русского ордена до 1826 года давало лицу награжденному орденом, право потомственного дворянина. С середины XIX века это правило изменилось, и право потомственного дворянина сохранилось только для кавалеров орденов св. Георгия и св. Владимира, а также 1-й степени любого ордена. Льготы для получения права дворянства со временем еще более ужесточились.

После февральской революции все ордена сохранили, удалив, как и у денежных купюр, корону, оставив лишь изображение двуглавого орла. В это же время солдатский Георгиевский крест стал присуждаться по решению самих солдат.

НАГРУДНЫЕ ЗНАКИ. Присуждались за отдельные военные операции, а так же обозначали принадлежность к какому - либо роду войск и подразделению. Выполнялись обычно в виде креста или герба с добавлением короны или без нее.

В 1817 году Россия начала поход против народов Чечни, Дагестана и Северо-Западного Кавказа. Население этих районов объединились под знаком газавата, который возглавил 35-летний горец Шамиль. Никто из горцев не мог сравниться с ним в силе и ловкости. Он не знал ни усталости, ни болезней. Отличался строгим благочестием, редким знанием священных сил и законов своей веры. Являлся отъявленным трезвенником и писал стихи, в которых призывал к борьбе за независимость. Его красноречие производила потрясающее впечатление на толпу, и она с диким одушевлением шла за ним, даже на верную смерть.

После многолетней войны, 26 августа 1859 года (по старому стилю), уже в возрасте 60 лет, в ауле Гуниб, стоящем на высокой, труднодоступной скале, после хорошо подготовленной операции был взят русскими войсками в плен.

Шамиль сдался со своими женами, сыновьями и 68 преданными ему горцами-воинами. Когда перед затихшими на время русскими появился Шамиль, раздалось дружное громкое "Ура!", выражающее не только радость победы, но и дань уважения и мудрости гордому человеку-легенде, многие годы воевавшему за независимость своего народа.

Под конвоем Шамиля отправили в Петербург для встречи с Александром II. Видя по пути обширные пространства, доброжелательность русских людей Шамиль высказался так: "Если бы я знал, что это такое государство, я никогда бы не начал против него войну."

По пути Шамиль посетил Москву и в окружении князя Баратынского, Ермолова и Шувалова появился на торжественных приемах в светском обществе. Встреча с императором Александром II состоялась в Петербурге. Шамилю назначили достаточно высокую пенсию в 20 тысяч рублей и отправили в почетную ссылку в Калугу, где он провел около десяти лет. Между ним и Александром II было подписано соглашение, по которому Шамиль не принесет никакого вреда русскому государству.

Один из сыновей Шамиля умер, два дослужились до чина генералов русской армии, другой стал маршалом и еще один командовал кавалерийским эскадроном.

Незадолго до смерти Шамиль написал письмо русскому фельдмаршалу, бравшему его в плен, с которым часто переписывался: "Полагаю, что это письмо последнее между нами", - и подписал: "Больной и слабый Шамиль".

Шамилю разрешили совершить паломничество в Мекку, и он отправился в свой далекий последний путь. В Медине его лошадь оступилась и Шамиль упал с лошади, что и послужило причиной его смерти. В Медине Шамиль и похоронен. Случилось это в 1871 году.

Среди солдат, конвоирующих Шамиля в плен, был человек, имеющий прямое отношение к городу Таганрогу: двадцать лет проживал в нем, умер в нашем городе и похоронен на таганрогском христианском кладбище. Имя этого человека Афанасий Алексеевич Карпов. Судьба его чрезвычайно интересна и заслуживает того, чтобы о нем рассказать подробней.

Афанасий Алексеевич Карпов происходил из княжеского рода черкесских узден (наименование феодального дворянства Кавказа). Вместе с отцом, еще мальчишкой, участвовал в Освободительной войне против русских и в 1825 году был взят в плен. Генерал Карпов принял смышленого молодого князька в свою семью, усыновил и дал ему свою фамилию.

Послужной список приемного сына генерала Карпова выглядел так.

1852 - Зачислен казаком в Донской казачий полк.

1854 - Произведен за отличие в урядники.

1857 - Награжден знаком отличия.

1871 - Произведен в хорунжий.

1873 - Произведен в сотники.

1877 - Воевал против турок, награжден многими медалями.

1880 - Произведен в есаулы.

1888 - Назначен в Донской казачий полк № 6.

1890 - Назначен командиром сотни.

1892 - Назначен войсковым старшиной.

1894 - Назначен смотрителем императорского дворца Александра I в Таганроге. Вместе с супругой проживал тут же.

Участвовал во многих походах и сражениях. Имел массу орденов и медалей. Как указывалось выше, награжден орденом св. Владимира 4-й степени, уже проживая в Таганроге.

Скончался Афанасий Алексеевич в чине отставного войскового старшины 3 мая 1914 года (по старому стилю) в возрасте 77 лет от ушиба, полученного при падении, ввиду старческой немощи. Отпевали закаленного в боях старого воина при большом стечении народа в Успенском соборе б мая протоиерей Михаил Знаменский и священники Емельян Грановский и Михаил Шумов.

Наградной крест "За службу на Кавказе", учрежденный русским правительством, свидетельствовал об усилиях русского царизма в завоевании и покорении народов Кавказа, Интересен и тот факт, что Шамиль в своей борьбе с русскими учредил свои особые награды, в числе которых были боевые кони, медали, различные предметы, оружие и деньги. За проявление особой храбрости к чалме пришивали почетную нашивку в виде четырехугольного кусочка зеленой материи. Существовали и позорящие знаки, которые прикреплялись к правой руке или спине тому, кто в бою проявил трусость и снимавшиеся после того, как провинившийся в новом сражении проявил мужество и отвагу.

МЕДАЛИ. Отдельной группой среди наград стоят памятные знаки медали. Именно Россия, начиная с начала XV века, первая в мире стала награждать целые группы воинов, отличившихся в сражении и участвующих в походах. Материалом для их изготовления на первых порах служило золото, и, чем более высокий чин получал награду, тем более значимой по весу была медаль. При награждении казаков знаками отличия, участвующих при воссоединении Украины с Россией, изготовили несколько десятков тысяч золотых медалей, стоимость которых колебалась от золотой копейки до тридцати рублей, тоже золотом. Сам Богдан Хмельницкий получил награду весом в 43 грамма (100 рублей).

Имели они круглую неправильную форму в виде монет без каких-либо отверстий. В дальнейшем стали изготовлять из серебра, иногда с позолотой. Большое количество медалей выпустили при Петре I во время бесконечных войн со Швецией. Медали приняли более современный вид, стали указываться год и местность, где произошло сражение, батальные сцены. Награды, выполненные из золота, получали офицерские чины "каждый по пропорции своего чина", солдаты и матросы - серебряные.

Во время Семилетней войны 1756 -1763 годов русские и австрийские войска 1 (12) августа 1759 года под деревней Кунерсфорд, недалеко от Франкфурта-на-Одере, разгромили прусские войска. Военной операцией командовал генерал П.С. Салтыков. Поражение армии, которой командовал Фридрих II, поставило Пруссию на грань катастрофы. В честь этого знаменательного события выпустили медаль для солдат и командиров казачьих войск.

Особое место в истории России занимали войны против Турции по освобождению Крыма, побережья Азовского и Черного морей. Результаты этих войн в какой-то степени решали и судьбу нашего города - быть или не быть Таганрогу. Военные действия начались для России в тяжелых условиях. Шла война с Польшей и нарушение нашей границы Турцией заставило часть войск направить к Южным границам. В этот трудный для России час Екатерина II приняла мудрое решение объединиться с христианами на Эгейском море, порабощенными турками.

Для этого впервые в истории России из Балтийского моря отправилась эскадре военных кораблей, не приспособленная к дальним переходам. Ведь необходимо было по Атлантическому океану и Средиземному морю обогнуть всю Западную Европу. Путь оказался неблизким и трудным, пришлось преодолеть бури и непогоду, потеряв при этом несколько кораблей. До берегов Турции дошло 9 крупных и 18 мелких судов. Здесь они встретили сильный турецкий флот из 16 больших и 60 мелких кораблей. Начальниками экспедиции были князь Алексей Орлов, адмирал Г.А. Спиридонов и С К. Грейк.

Напав на турецкие корабли, адмирал Спиридонов первый начал бой, Турки стали уходить, и их флот укрылся в Чесменской бухте между материковой полосой турецкого берега и греческим островом Хиос. Ночью, наполнив четыре барки горючим, русские подожгли их и направили в гавань, прямо на турецкие корабли. Перекидываясь с одного турецкого корабля на другой, огонь охватил всю бухту, превратив ее в море огня. Взрывы пороховых запасов на турецких кораблях довершили все дело, кроме одного судна, которое было захвачено в плен.

Адмирал Спиридонов доносил Екатерине II: "Слава Богу и честь Русскому флоту. Весь неприятельский военный флот мы атаковали, разбили, разломали, сожгли, в небо пустили, потопили, в пепел обратили и оставили на том месте престрашное позорище". В этой операции участвовали и греческие патриоты, которые впоследствии переселились в Таганрог, были награждены и составили местную греческую аристократию. Среди участников был и Иван Андреевич Варваци.

Надежды, однако, на восстание греков не оправдались, настолько греки привыкли бояться турок. Победа при Чесменском сражении обеспечила русскому флоту господство на Эгейском море, блокаду Дарданелл, и окончательному уходу Таганрога от турецкой зависимости.

В эти же годы русский полководец П.А. Румянцев в течение двух месяцев 1770 года нанес три поражения превосходящим силам турок при Рябой Могиле, Ларге и Кагуле. В честь этих событий были выпущены ордена, нагрудные и памятные медали.

Великая Отечественная война 1812 года - важная страница в истории нашего государства. Нашествие огромного 400-тысячного войска предводимого Наполеоном, не только не обеспечило ему победу, но и позволила простым русским солдатам, полным патриотизма, достигнуть столицы Франции и пройти церемониальным маршем по улицам Парижа. На одной из медалей, которыми награждались участники войны, Александр I велел выбить надпись; "Не нам, но имени Твоему", имея ввиду особый перст Божий, обеспечивший победу русскому народу.

В 1853 году началась Крымская война. Огромный флот противника высадил в Крыму сильную и отлично вооруженную армию турок, англичан, французов и итальянцев. Перед этим в Синопской бухте на северном побережье Турции эскадра вице-адмирала П.С. Нахимова уничтожила турецкую эскадру Осман-паши, потопив 15 кораблей из 16. Началась оборона Севастополя. В самый разгар этой знаменитой осады скончался император Николай I, а во время непрерывной бомбардировки осажденного города погибли смертью героев адмиралы Нахимов и Корнилов.

Докатилась война и до Таганрога. 21 мая 1855 года к городу подошла неприятельская флотилия из 18 крупных кораблей и около 50 мелких. Сошедшие на берег парламентарии предъявили Таганрогу ультиматум -сдать город без боя, но в лице прокурора города Война и барона Франка требование противника было категорически отвергнуто. Началась жесточайшая бомбардировка, которая не сломила дух защитников города. Неприятель выпустил более 10 тысяч снарядов и бомб.

Четырем участникам обороны Таганрога офицерам Герасиму Николаеву, Николаю Ладыгину, Петру Северину и Никифору Гусеву по окончании войны вручили серебряные медали с надписью: "За храбрость" для ношения на "Георгиевской" ленте, а всем милиционерам, защищавшим город, - памятные медали и 600 рублей наградных; каждый солдат принародно получил стакан водки и по булке.

Русско-Японская война 1904 года не принесла России успеха, но ее участники продемонстрировали исключительную стойкость, мужество и национальный патриотизм.

КОЛЛЕКТИВНЫЕ БОЕВЫЕ НАГРАДЫ. Кроме индивидуальных наград существовали знаки отличия, вручаемые за храбрость в бою целым подразделениям. К ним относились серебряные трубы, рожки, наградные знамена и отличительные знаки.

Знамена с надписями, указывающие, за какие подвиги они вручались, были установлены императором Павлом I. В его правление такие стяги в 1800 году вручили аврическому, Московскому, Архангельскому и Смоленскому полкам. При Александре I к древку добавлялось еще изображение креста ордена св. Георгия, а знаменные кисти стали пришиваться не на серебряной тесьме, а на Георгиевской ленте.

В пехотных частях выдавали наградные знамена, в дальнейшем стали отличать лентами имевшими цвета русских орденских лент. "За отличие" для гвардии - голубого цвета (ордена св. Андрея Первозванного) и армейских частей - красного цвета (ордена св. Александра Невского).

Первое судно, которое подняло наградной кормовой Георгиевский флаг, был линейный корабль "Азов" в 1827 году, которым командовал капитан 1-го ранга М.П. Лазарев при Наваринском сражении с турецко-египетской эскадрой. В качестве лейтенанта в сражении участвовали будущие адмиралы П.С. Нахимов и мичман В.А. Корнилов.

Во флоте появилась традиция - если корабль, который во время боя совершил подвиг, в дальнейшем приходил в ветхость, строили новый. Так были построены корабли "Память Азова" и "Память Меркурия". Предшественник его, корабль "Меркурий", в мае 1829 года выдержал бой с двумя турецкими кораблями, на вооружении которых было в общей сложности 184 пушки, И сейчас боевое судно "Память Меркурия" входит в состав нашего флота.

НАГРАДЫ БЕЛОЙ АРМИИ

Нельзя обойти вниманием наград, которыми награждались русские, убивающие русских, когда сын шел против отца, брат против брата. Это замечание касается как Белой, так и Красной армии. Много лет русский народ испытывал на себе асе тяжести военных передряг, междоусобиц и интервенций со стороны других государств.

Подсчитали, что за период с начала Октябрьской революции и по день, когда началась Великая Отечественная война, погибло более 55 миллионов человек.

Вдумайтесь в эти цифры: не умерли, а погибли. Здесь и красный террор, гражданская война, голод; раскулачивание, расказачивание, коллективизация, сопровождаемые расстрелами; многочисленные жертвы репрессий. Если еще добавить потери в Великую Отечественную войну, то за какие-то 128лет Советской власти Россия потеряла 110 миллионов человек, почти столько, сколько проживает сейчас в России. Вот во что обошлась русскому народу революция, потерянная в одночасье и за "не понюх табаку".

Погибла русская интеллигенция в лице дворян, духовенства, ученных и других просвещенных людей, составляющих генетический фонд нации, и ради чего?

Недозволенными приемами и не совсем честными путями, вплоть до физического уничтожения, большевики захватили власть в свои руки. Общество раскололось на два лагеря, совершенно различных по политическим взглядам и убеждениям. Красный террор породил белый террор, белый террор порождал красный террор. Непримиримые враги бились не на жизнь, а на смерть.

Красная армия и Белая Армия объявили "добровольный" набор в свои ряды. В Красную армию поставлено было в строй 30 тысяч офицеров, около 166 тысяч унтер-офицеров, 1.2 миллиона рядовых. Командный состав на 90 процентов состоял из бывших царских генералов и офицеров. В 1930 году по приказу Менжинского и Тухачевского они были арестованы и почти все расстреляны.

Во время захвата власти большевиками образовалось более десяти фронтов: Северный, Восточный, Дальневосточный, Туркестанский, Кавказский, Украинский, Юго-Западный, Западный и два Южных. К тому еще прибавилась интервенция со стороны других государств в Закавказье, на Севере и на Западе. Война длилась пять лет и принесла потери в 15 миллионов человеческих жизней.

Любая война требует наград своим героям, отмечая и поощряя их геройские поступки орденами и другими знаками. Большое количество фронтов, зачастую не объединенных единым руководством, учреждали свои наградные системы. Многие генералы, командующие фронтами, отказались От мысли использовать награды царской армии, понимая, что Гражданская война это не защита Отечества и нельзя поощрять русских в войне против русских.

НАГРАДНЫЕ ЗНАКИ БЕЛЫХ АРМИЙ ЮГА. Главнокомандующий Вооруженными силами Юга России генерал А.И. Деникин для всех участников знаменитого Ледового похода установил награду "Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода". Знак оригинален по исполнению и замысел его повторен в некоторых других наградных медалях. Выполнен он в виде тернового венка из оксидированного серебра диаметром 30 миллиметров и меча, того же металла. Лента, на которой носили знак - Георгиевская, если награждались строевые чины, с трехцветной розеткой под знаком - белого, синего и красного цветов. Для нестроевых и гражданских лиц знак носился на Андреевской ленте. В феврале донские казаки потерпели поражение под Ростовом и Новочеркасском и совершили переход в Сальские степи. В честь этого нелегкого похода был учрежден крест "За степной поход". Носился он на Георгиевской ленте на левой стороне груди.

Корниловский полк сформировали во время Мировой войны 1914-1917 гг. В августе 1917 года за мужество и храбрость в боях его солдат и офицеров наградили Георгиевскими крестами. Во время Гражданской войны Корниловский полк, сформированный из 600 его бывших солдат, стал ударной силой у белых. Корниловцы имели два отличительных знака -жетон и знак Корниловского ударного полка. Жетон был выполнен в виде гербового щита с изображением на нем человеческого черепа со скрещенными костями. В верхней части надпись "Корниловцы".

В знаке Корниловского ударного полка использован терновый венок с мечом, выполненные из серебра, и на нем равносторонний крест, который перекрывает щит голубой эмали с изображением черепа и костей.

Полк генерала С.Л. Маркова был сформирован в феврале 1918 года. В память его смерти, когда он погиб в бою 12 июня 1918 года, его именем назвали 1-й Офицерский пехотный генерала Маркова полк. Знак выполнен в виде серебряного Мальтийского креста, покрытого черной эмалью и окаймленного белой полоской. На концах креста цифры и слова, обозначающие дату создания полка - 12 февраля 1918 года.

Знак Марковского артиллерийского дивизиона выполнен в виде серебряного креста по краям с красной полоской, в центре буква "М". Крест наложен на терновый венок.

Знак 1-го Офицерского пехотного генерала Маркова полка. Знак Марковского артиллерийского дивизиона. Алексеевский полк состоял из учащейся молодежи, гимназистов, реалистов и студентов, которые до этого вели войну в отдельных партизанских отрядах. Из I них составили особый партизанский полк. После кончины генерала М.В. Алексеева, Верховного Главнокомандующего и военного советника Временного правительства,полк назвали Партизанским генерала Алексеева полком. Только через 20 лет в память о безвременно погибших молодых душах учредили знак Алексеевского пехотного полка.

Выглядит он как металлический крест, разделенный I по центру на две части: 1 верхнюю - белой и нижнюю -голубой эмали. По центру вензель "А", а внизу цифра "1917"- дата основания знака. Размер 4x6 сантиметров.

Первый конный генерала Алексеева полк сформировали по возвращению из Ледового похода 1-го Кубанского полка. После взятия белыми Курска вошел в состав 1-й бригады 10-й Кавалерийской дивизии. Знак 1-го конного генерала Алексеева полка выполнен из серебряного равностороннего креста, покрытого черной эмалью, тернового венка и наложенного на них серебряного меча с позолоченной рукояткой. Центральная часть заполнена буквой "А".

Генерал М.Г. Дроздовский был тяжело ранен и 1 января 1919 года скончался от ран. В память генерала полку пожаловали его шефство и он стал называться 2-й Офицерский стрелковый генерала Дроздовского полк, и выпущен памятный знак. Выполнен в форме позолоченного креста, деленного на две части цветными эмалями:

верхняя - алого цвета, нижняя - белого.

В центре буква "Д". Вверху слово "Яссы", внизу цифра "1917".

Город Новочеркасск несколько раз переходил от красных к белым и наоборот. 14-16-летние подростки из числа кадетов, юнкеров, гимназистов, реалистов, опасаясь расправы, уходили в партизаны. Есаула Чернецова, еще совсем молодого офицера, командовавшего Донским партизанским отрядом, за его дерзкие вылазки на железнодорожные станции и карательные отряды красных, воспроизвели в полковники. В боях он погиб, и отряд получил его имя. Крест партизан-чернецовцев на перекрещенных шашках с дубовой ветвью выполнен из серебра. Носился на розетке из Георгиевской ленты на правой стороне груди. Размер сторон 39 миллиметров.

Крест "За освобождение Кубани" учредила Чрезвычайная Рада Кубанского края 8 декабря 1918 года после того, как Добровольческая армия А.И. Деникина заняла этот район. Крест "За освобождение Кубани" устанавливался 2-х степеней и изготавливался из светлой бронзы.

Крест Екатеринославского похода утвержден генералом П.Н. Врангелем 6 июня 1920 года. Посвящен сложному и трудному переходу генерала Васильченко из Екатеринославля в Крым. Отряд в составе пехотной дивизии, артиллерийской бригады, броневой и инженерной части делал по 20-30 I километров ночных переходов, днем ведя тяжелые бои.

Серебряный знак выполнен в форме Георгиевского креста, покрытого черной эмалью с белой каймой по краям. В центре - щит с гербом города I Екатеринославля (голубое поле с вензелевым именем Екатерины I), окруженным золотыми звездами).

Генерал Бредов командовал отрядом в семь тысяч человек. Теснимый красными, отряд прошел большой путь до Крыма, причем часть пути пролегала по Румынской территории, правительство которой с тру дом я удалось уговорить пропустить по своей территории русские войска.

В честь этого перехода П.Н. Врангель 25 февраля 1920 года и учредил 1 крест, посвященный походу генерала Бредова. Выполнен знак из серебра, покрытого белой эмалью. На лицевой стороне изображение опущенного вниз меча, на оборотной - надпись "Верные долгу". Носился на ленте Я бело-сине-красного цветов.

Орден Святителя Николая Чудотворца приравнивался к ордену I Российской империи св. Георгия, но стоял ниже его. Учредили его для награждения воевавших в составе Вооруженных сил Юга России и ч присуждали как офицерам, так и солдатам, имевшим уже на менее 2-х Георгиевских крестов, по строгому отбору Кавалерийской Думы и утверждению Главнокомандующим. Имел две степени, первая из которых носилась на шее, вторая - на левой стороне груди. Лента национальных цветов; белая, синяя, красная.

Орден изготавливался из железа, имел вид Георгиевского креста. На I лицевой стороне по кругу текст; "Верой спасется Россия", в центре - изображение святого Николая Чудотворца. На обороте дата: "30 апреля", когда орден был утвержден.

Орденом 1-й степени никто награжден не был, настолько были жесткие требования к его выдаче, а на награждение орденом 2-й степени сохранился 'наградной поименный список, в котором значится 337 награжденных. Первый номер ордена получил штабс-капитан Любич-Ярмолович за то, что на головном танке прорвал проволочные заграждения и открыл дорогу пехоте. Награду вручил лично генерал Врангель. Кавалерийский праздник ордена Святителя Николая Чудотворца установили 9 мая.

НАГРАДНЫЕ ЗНАКИ БЕЛЫХ АРМИЙ СЕВЕРА И ЗАПАДА.

Командир Русского корпуса П.М. Бермонт, бывший капельмейстер, первый свой военный чин получил в Русско-Японскую войну 1904-1905 гг. При Керенском получил чин полковника, а затем стал и генерал-майором и князем Бермонт-Аваловым. По приказу генерала Юденича одно время I командовал Западной Добровольческой армией.

Крест Вермонт-Авалова утвердили еще в Германии при формировании Русского корпуса. Выполнен в виде Мальтийского креста, покрытого черной эмалью. Носился на Левой стороне груди.

П.М. Бермонд-Авалов считал себя преемником Северной армии группы I генерала Келлера, почему для своей награды избрал форму "креста Келлера", изменив лишь его белый цвет на черный. Граф Келлер отказался присягнуть Временному правительству и в дальнейшем был расстрелян в Киеве петлюровцами.

Крестом Балтийского ландвера награждались ополченцы Балтийского ] Ландвера (военнослужащие запаса, набранные из прибалтийцев немецкого происхождения), которыми командовал капитан 2-го ранга фон Зингер. Корпус входил в состав Западной Добровольческой армии.

Знак состоял из черного креста размерами 45x45 миллиметров. Такой же, но позолоченный, крест меньших размеров наложен на основной. На ; концах внутреннего креста лилии.

Рис.137. Крест Бермонт-Авалова.

Крест Келлера.

Медаль Западной Добровольческой армии.

Крест Русского корпуса.

Крест Балтийского ландвера.

В октябре 1918 года сформировался небольшой Псковский | добровольческий отряд, потерпевший на первых порах поражение. Получив 13 мая 1919 года пополнение из других добровольческих формирований, он перешел в наступление и занял большую территорию от Пскова до Финского залива. Командующий Отдельным корпусом Северной армии А.П. Родзянко в честь этого события учредил крест "13 мая 1919 года".

Выполнен знак золоченым, со сторонами размером 39 миллиметров. На кресте слова: "13-го мая 1919 года". Носился на левой стороне груди на розетке национальных цветов.

Князь Ливен, ротмистр Кавалергардского полка, создавал в Либаве Русский Добровольческий, на первых порах небольшой, отряд, выросший до стрелковой дивизии. Части Ливена принимали участие во всех боях Северо-Западной армии. Уже в эмиграции князь создал "Союз ливенцев", в память чего и был учрежден памятный знак. Носился в петлице штатского костюма. Имел размер 2x2 сантиметра и выполнен в виде креста с двумя перекрещенными мечами рукоятками вниз. В середине - щиток с полосами белого, синего и красного цветов, на нем буква "Л" и дата "1919".

Батька-атаман С.Н. Булак-Балахович, служивший то белым, то красным, з свое время был известной фигурой. Своими дерзкими и успешными операциями против красных дослужился до чина генерал-майора. Отряд его занимался грабежами и мало подчинялся командованию. В 1940 году его застрелили на одной из улиц Варшавы.

Для участников своего отряда Булак-Балахович учредил "Крест! Храбрых". Знак выполнен в форме Георгиевского креста, покрытого белой эмалью, размером 35x35 миллиметров. В центре из серебра изображение мертвой головы с факелом и мечом, окруженной лавровым венком. Крест носился на широкой черной ленте с двумя золотыми полосками шириной I по 5 миллиметров по краям ленты. Северная армия генерала Е.К. Миллера к концу 1918 года сосредоточилась в Мурманске и Архангельске. Продержался он здесь со своими отрядами до февраля 1920 года, когда иностранные войска окончательно покинули Россию. В память событий Временное правительство Северной области 18 июня 1919 года учредило , медаль "В память освобождения Северной области от большевиков". Носилась она на ленте из равных по величине голубой и белой полос. Сама медаль выполнена из белого металла диаметром 30 миллиметров. На лицевой стороне двуглавый орел с распущенными крыльями, в лапах венок и меч, на груди щит со светлым Георгием Победоносцем. Справа англичанин и американец, слева француз, итальянец и серб. Под орлом надпись: "Медаль - в память освобождения Северной области - от большевиков". На оборотной стороне в центре изображение женщины с поднятым мечом в правой руке и щитом в левой. С левой стороны солдат с винтовкой, вокруг - солдаты союзных войск, стреляющие с колена.

НАГРАДНЫЕ ЗНАКИ БЕЛЫХ АРМИЙ ВОСТОКА.

Уральским войсковым кругом был учрежден орден "Архангел Михаил". Им награждались как офицеры, так и солдаты за храбрость в бою. Списки награжденных не сохранились.

Крест выполнен из темной бронзы, В центре изображение Архангела Михаила верхом на коне, поражающего копьем дракона. На сторонах креста надписи: "За веру, родину, Яик и свободу." Носился на малиновой ленте, цвета Украинского казачьего войска.

Военный орден "За Великий Сибирский поход" установлен в 1920 году. Предназначался для всех воинов Белой армии, прошедших путь отступления от Волги до Байкала. Знак ордена почти в точности повторял знак 1-го Кубанского (Ледяного) полка, но несколько и отличался. Меч выполнялся из золота, а не из серебра, на что использовался царский пятирублевик. Выпускался 2-х степеней, что отличала лента, на которой они носились: 1-я степень - на Георгиевской лечте, 2-я - на Владимировской, в обоих случаях без розеток.

Ачинский партизанский отряд белых, составленный исключительно из кадетского корпуса, гимназистов, учащихся реальных училищ и студентов и поддерживаемый населением, которое они никогда не грабили и не притесняли, быстро вырос до значительных размеров, принося красным большие потери и внося панику в их ряды.

В июне 1918 года вошел в состав Сибирской армии. Своим девизом ачикцы выбрали девиз; "За Веру, Царя и Отечество", используемый еще в I войну 1812 года. Знак выполнен из серебра в виде Мальтийского креста 1 белой эмали, лежащего на терновом венке. В середине креста по вертикали меч с рукояткой, выполненной из золота. На горизонтальных сторонах креста дата: "3.11918", символизирующая день первого боя отряда с красными. Носился на левой стороне груди на розетке национальных цветов России.

Есаул Г.М. Семенов в самом начале Гражданской войны командовал сотней казаков в Забайкалье. Затем по воле случая, после смерти А.В. Колчака, объявил себя Верховным Главнокомандующим. После разгрома белых скрылся в Харбине, где в 1945 году был арестован Советскими войсками и по приговору Верховного Суда СССР расстрелян. •

В 1920 году атаман Семенов установил для своего Особого I маньчжурского отряда крест "За храбрость". Выполненный из белого металла полностью повторил знак Георгиевского креста. На сторонах креста | изображены солнце и три буквы "О", "М" и "О", что означает: "Особый Маньчжурский Отряд". Им же были учреждены знаки Особого Маньчжурского полка - "ОМО".

В память 20-летия отряда, в 1937 году Семенов учредил еще один памятный знак - юбилейный. Внизу щит красных национальных цветов с римской цифрой "XX".

Рис.139. Крест (орден) "Архангел Михаил".

Орден "За Великий Сибирский поход".

Крест Ачинского конно-партизанского отряда.

Крест атамана Семенова "За храбрость".

Юбилейный знак Особого Маньчжурского отряда.

Знак Особого Маньчжурского отряда.

ЗНАКИ ВОЕННЫХ ЛАГЕРЕЙ. Окончилась Гражданская война, и многочисленная армия бывших русских воинов оказалось за границей, очутившись в ужасных условиях, оторванная от семьи и родины на долгие годы, почти во всех случаях на всю жизнь. Северная армия ушла в Финляндию, Сибирская - в Китай, а Добровольческая армия Юга в количестве 135 тысяч человек оказалась в Константинополе. Возникла проблема их расселения и устройства на жительство. Армейский корпус Кутепова поселили на полуострове Галлиполи, а казаков - в турецких селениях. Армейское начальство осталось в Константинополе.

Благодаря Кутепову, в лагерях установилась строжайшая дисциплина и было сохранено оружие. Прокормить такую армию стало невозможным, , и после долгих переговоров она выехала в Балканские страны.

В Галлиполи русские открыли памятник, на котором было написано на русском языке: "Упокой, господи, души усопших, 1-й корпус Русской армии своим братьям-воинам, в борьбе за честь Родины нашедшим вечный покой на чужбине в 1920-1921 годах и в 1854-1855 годах, умерших в турецком плену." Каждый русский принес для холма под памятник один камень.

Было выпущено много наградных крестов для тех, кто оставался в лагерях на чужбине, но все они повторяли форму креста галлипольского памятника.

СОВЕТСКИЕ БОЕВЫЕ НАГРАДЫ

ОРЕНА. Не менее интересна история появления орденов, медалей и других наградных знаков, которыми молодое Советское государство начало отмечать своих граждан в борьбе во время Гражданской войны против враждебных сил, посягающих на нашу свободу. Рыцарские награды хоть и ценились, но награждение ими прекратилось.

На первых порах, когда началась Гражданская война, отличившихся в боях награждали ценными подарками, боевым оружием, объявляли благодарность перед строем. Совершенно анекдотически звучит сейчас случай, когда одного из командиров Красной Армии приказом по 1-й Конной Армии именем революции наградили Красными шароварами.

Только через год, 16 сентября 1918 года, декретом Всесоюзного Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) учредили первую Советскую награду - орден Красного Знамени Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР). Получил его Василий Константинович Блюхер, когда руководил Уральской армией в походе против генерала Дутова в 1918 году. Всего В.К. Блюхер получил 5 орденов Красного знамени, - более, чем кто-либо.

По 4 ордена Красного Знамени получили три героя Гражданской войны: командир полка С.С, Вострецов, командарм 1-го ранга; командующий дивизией на Северном Кавказе И.Ф. Федько и командир бригады Я. Фабрициус, погибший в авиационной катастрофе в 1929 году. За участие в гражданской войне трижды получили орден Красного Знамени более 30 человек, дважды - более 300, и всего - 15 тысяч человек. При повторном и последующем получении ордена в нижней части помещалась соответствующая небольшая цифра на эмалевом фоне. Орденами Красного знамени были отмечены многие участники подавления так называемого мятежа в Кронштадте в марте 1921 года.

Декретом от 8 апреля 1920 года ВЦИК утвердил положение о награждении Почетным революционным оружием - шашкой с позолоченным эфесом и изображением на нем ордена Красного Знамени. Эту интересную награду получили 21 Советский военначальник. Двое из них, С.М. Буденный и С,С. Каменев, получили также награды в виде Почетного огнестрельного оружия с изображением ордена Красного Знамени на рукоятке.

Орден "Красное Знамя" имели и другие республики. Вслед за РСФСР О0ден появился в Азербайджане (1920), которым наградили 60 человек, среди них СМ. Буденный, Г.К. Орджоникидзе, А.И. Тодорский, командующий бригадой А.И. Егоров, командующий армиями на Южном фронте при разгроме войск генерала А.И. Деникина и другие. Учредили орден "Красное Знамя" также республики Армения и Грузия.

После образования Союза Советских Республик 1 августа 1924 года постановлением ЦИК был учрежден всесоюзный военный орден Красного Знамени СССР.

6 апреля 1930 года ЦИК СССР утвердил две награды: орден "Красная Звезда" и высшую награду страны - орден Ленина, причем, последним могли награждать не только отдельных граждан, но и целые коллективы, учреждения, предприятия и общественные организации Союза. Первый орден Ленина за номером один 23 мая 1930 года получила газета "Комсомольская Правда", а всего высшую награду получили более 400 тысяч человек.

Наступила Великая Отечественная война, во многом схожая с нашествием Наполеона, только теперь в роли фанатика-завоевателя выступил бесноватый фюрер и германская армия. Конец был один - жестокая битва окончилась победой русского оружия. Советская армия не только разбила многочисленные полчища Гитлера, но и достигла улиц столицы Германии Берлина.

Беззаветная любовь к Родине, непримиримая ненависть к поработителям породили многих героев, достойных самых высоких наград. Если вы увидите на груди у идущего навстречу вам участника минувшей войны награду, отдайте должное, хоть мысленно, но поклонитесь ему. За каждой наградой подвиг. На грани смерти. И вспомните, каждый шестой из них не вернулся домой.

Первым орденом в условиях военного времени, который учредили 20 мая 1942 года, стал орден Отечественной войны 1-й и 2-й степени. На нем по окружности круга в центральной части пятиконечной звезды красного цвета надпись: "Отечественная война". В самом круге, также красной эмали, изображение серпа и молота. Сама заезда располагается на фоне пятиугольника с лучами золотистого цвета и скрещенных шашки с винтовкой.

Первый орден Отечественная войны 1-й степени за номером один получила семья погибшего офицера В.П. Конюхова, 2-й степени - семья также погибшего в бою старшего лейтенанта П.А. Ражкина. Всего орденом Отечественной войны наградили 350 тысяч человек, второй степени - более миллиона. Кроме того, в дни празднования 40-летия Победы все участники Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. были награждены орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степеней, в зависимости от их вклада в победу.

Имена русских полководцев так же нашли отражение при создании боевых наград в период Великой Отечественной войны, и вручались лицам командного состава. Орден Суворова 3-х степеней давался за выигранную операцию силами меньшими, чем у противника. За номером один эту награду получил Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, 2-й степени - командир танкового корпуса генерал-лейтенанта В.М. Баданов.

Орден в честь великого русского полководца М.И. Кутузова 1-й степени за номером один получил генерал-лейтенант И.В. Галанин за бои под Сталинградом. Орден имел 3 степени.

Орден Богдана Хмельницкого вручался как воинам регулярных воинских частей Красной Армии, так и партизанам, участвовавшим в освободительной войне. По указу от 26 октября 1943 года орден 1-й степени за номером один вручили командующему 12-й армии 3-го Украинского фронта генерал-майору А.И. Данилову в боях при освобождении города Запорожье.

Орден Александра Невского {имел одну степень) офицерам Красной Армии вручался за проведение успешной операции, при которой противник понес большие потери. Первый орден получил командир морской пехоты старший лейтенант И.Н. Рубан. В одном из боев он задержал продвижение целого полка неприятельских солдат, наступление которых поддерживалось танками.

По две степени важности имели два ордена: орден Ушакова и орден Нахимова, учрежденные в честь наших знаменитых флотоводцев Ф.Ф. Ушакова и П.С. Нахимова. Присуждались офицерам Военно-Морского флота. "За выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций, в ходе которых была достигнута победа над численно превосходящим противником", орден Ушакова 1-й степени за номером один получил командующий Краснознаменным Балтийским флотом вице-адмирал В.Ф. Трибуц.

Орденом Нахимова 1-й степени в 1944 году наградили капитана 1-го ранга Н.Э. Фельдмана и второй степени - капитана 2-го ранга Г.Н. Слизкова.

Высший военный орден "Победа" предназначался в награду лицам командного состава Красной Армии за успешное проведение операции в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которой обстановка в корне менялась в пользу Вооруженных Сил СССР.

Пятиконечную рубиновую звезду, украшенную 110 бриллиантами, ордена "Победа" получили одиннадцать самых выдающихся советских полководцев; Г.К. Жуков, А.М. Василевский, И.В. Сталин, К.К. Рокосовский, И.С. Конев, Р.Я. Малиновский, Ф.И. Толбухин, Л.А. Говоров, С.К. Тимошенко, А.И. Антонов, К.А. Мерецков. Орден номер один получил Г.К. Жуков. По два ордена "Победа" имели И.В. Сталин, Г.К. Жуков и А.М. Василевский. Все награжденные указаны в порядке получения наград.

Орден "Победа" получили также лица из числа союзников, воевавших против гитлеровской коалиции: Верховный Главнокомандующий Югославской Народно-освободительной Армии И.Б. Тито, Главнокомандующий Войском Польским генерал М. Роля-Жимерский, английский фельдмаршал Б.Л. Монтгомери, американский генерал Д.Эйзенхауэр и король Румынии Михай I.

В этот же день, когда учредили орден "Победа", появилась еще одна награда, орден Славы трех степеней, которыми награждались солдаты, сержанты и старшины, а так же младшие лейтенанты авиации. Награда присуждалась за личный подвиг в боевой обстановке и по аналогии с Георгиевским крестом награждение проводилось последовательно, первоначально низшей степенью - третьей, затем - второй и, наконец, первой. Ленточка ордена Славы выполнялась также черно-оранжевой, наподобие Георгиевской.

Полными кавалерами ордена Славы стали 2,5 тысячи человек. В послевоенные годы (1974) учредили орден "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР" трех степеней.

Нагрудный знак "В память освобождения Советской Карелии от белофиннских банд" утвержден в 1922 году. Награждали им участников событий 1921-1922 гг. в Карелии, когда на ее территорию вторгались вооруженные банды белофиннов. При участии регулярных частей Красной армии, которыми командовал С.С. Каменев, они были уничтожены. Всех ее участников наградили памятными нагрудными знаками.

Кроме боевого ордена, в Бухарской Народной Республике существовал нагрудный знак-жетон, имеющий в официальных документах несколько названий, на самом же жетоне размещался текст: "БНСР. Красному воину. 1922",

Отличившиеся в борьбе по установлению Советской власти в Якутии отмечались именными серебряными знаками.

Знак отличия Таджикской АССР "Нагрудный Знак Отличия ТАССР", в основном, вручался за подавление басмаческого движения. Выпускался в двух вариантах, оба круглой формы. В одном из них преобладали эмали зеленого и красного цветов, в другом - красного и синего.

Знак "Герою январских событий 1918 года" выдавался восставшим рабочим на заводе "Арсенал" в городе Киеве.

Знаком "Воину Красной Гвардии и Красному партизану" награждались активные участники революции и Гражданской войны в связи с 15-летием Октября.

Знак "Бойцу ОКДВА" вручался бойцам и командирам Особой Краснознаменной Дальневосточной Армии, которой командовал В.К. Блюхер, за разгром белокитайских формирований.

Знаком "Хасан" награждались участники боев в отражении нападения японских милитаристов в районе озера Хасан в 1938 году.

МЕДАЛИ. Как общегосударственная награда, первая медаль в Советской России была посвящена 20-летию службы в рядах Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА). Предназначалась для командного состава и была утверждена 24 января 1938 года. В дальнейшем, в конце каждого десятилетия, учреждались новые знаки, символизирующие долголетнюю службу как в рядах РККА, а затем и в Советских Вооруженных Силах.

В конце 1938 года учредили медаль "За отвагу", ставшей самой почетной и сохранившейся до наших дней. Впервые ее стали вручать за личное мужество и отвагу в боях с врагами Советского Союза, пограничникам в сражении в районе озера Хасан (1938) и Халхин-Голе (1939). Эту же медаль получили отличившиеся в А0ях при советско-финляндской войне 1939-1940 гг. Одновременно учредили и медаль "За боевые заслуги".

До начала Великой Отечественной войны медаль "За отвагу" получили 26 тысяч человек, "За боевые заслуги" - более 21 тысячи человек.

Звание Героя Советского Союза ввели в 1934 году и присваивали его за заслуги перед государством, связанные с героическим подвигом. Первыми, получившим эту высшую награду в 1934 году, были летчики М.В. Водопьянов, И.В. Доронин, Н.П. Каманин, С.А. Леваневский, В.С. Молоков и М.Т. Слепнев, участники спасения затонувшего ледокола "Челюскин", имена которых были у всех на устах.

Позднее, когда в 1939 году учредили медаль "Золотая Звезда", ее вручили всем, кто ранее получил звание Героя Советского Союза. В дальнейшем, при присвоении звания Героя Советского Союза, вручали и Золотую Звезду. До 1941 года звание Героя получили 621 человек, шестеро из них - дважды. В Великую Отечественную войну звание Героя Советского Союза получили 12 тысяч человек.

Партизанская война, принявшая во время войны массовый характер и породившая много подвигов, вызвала необходимость разработать и утвердить медаль для ее участников. Медаль "Партизану Отечественной войны" 1-й и 2-й степени получили 127 тысяч человек.

Большую группу медалей учредили для активных участников обороны городов и районов: За оборону Москвы, Одессы, Ленинграда, Севастополя, Сталинграда, Киева, Кавказа и Советского Закавказья. Учредили медали также за взятие городов Будапешт, Кеннигсберг, Вена и Берлин, Белгород, Варшава и Прага, где сопротивление противника было особо ожесточенным.

В 1944 году учредили особые знаки отличия для награждения военных моряков. Медали получили имена двух великих флотоводцев России

Ф.Ф. Ушакова и П.С. Нахимова. Награждали ими рядовой, старшинский и сержантский составы Военно-Морского флота за мужество и отвагу проявленные в морских сражениях. Всего за годы! войны медалью Ушакова наградили более 15 тысяч, медалью Нахимова - свыше 13 тысяч человек.

Большое количество наград получили бойцы и офицеры Советской Армии по освобождению стран социалистического содружества, учрежденные правительством этих стран.

По окончании Великой Отечественной войны сотни тысяч участников военных действии и.1 военнослужащих несших службу вне фронта, получили учрежденную в День Победы 9 мая 19451 года медаль "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Все участники войны, участвующие в разгроме войск Японии, подписавшей акт о капитуляции 2 сентября 1945 года, получили медаль "За победу над Японией".

КОЛЛЕКТИВНЫЕ НАГРАДЫ. Почетные революционные Красные Знамена выдавались Красной Армии от имени ВЦИК за проявленную особую храбрость в боях с белогвардейцами. Эту награду установили в августе 1918 года. Среди награжденных были воинские части Латышского стрелкового полка, которым командовал И.И. Вацетис, Николаевский полк под командованием Героя Гражданской войны В.И. Чапаева и другие.

При установлении Советской власти для награждения отличившихся частей утвердили новый образец наградного знамени и свой Почетный Революционный флаг для Военно-Морского флота. Особую гордость вызывала у участников боев награда, когда их частям или воинским подразделениям во время Великой Отечественной войны стали присуждать звание "гвардейских". После вручения Гвардейского Красного Знамени с изображением В.И. Ленина весь личный состав имел право носить на груди знак "Гвардия". Начиная с 1945 года к знаменам, украшенным знаками, стали прикреплять орденские ленты.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ЧУДЕСНОЕ ТАГАНРОГСКОЕ ПИВО

Мой, добрый знакомый, Николай Андреевич Боговаров, царство ему небесное, давно обещал мне подарить старинную, как он пренебрежительно называл, бутылку. Это, к моему удивлению, оказался прекрасный фарфоровый кувшин, покрытый глазурью. С начала века он не потерял своего первоначального блеска и бежевого цвета (рис.193).

Белая фарфоровая крышка при помощи пружины и резинового кольца плотно закрывала широкое горлышко. Кувшин являлся своеобразным термосом в один литр. По окружности крышки имелась надпись на немецком языке "Братья О. и Г. Базенер". На самом кувшине, уже по-русски - "Пиво заводов О. и Г. Базенер. Таганрог."

Дед Николая Андреевича по матери, брат известного в городе Блинова, владельца кирпичного завода, приобрел этот экземпляр в магазине братьев Ковалевых на Новом базаре. Было это в 1911 году.

Незадолго до этого, просматривая дела таганрогского градоначальства конца девятнадцатого века, обнаружил документ, датированный 29 ноября 1877 года, в котором городской голова обращался к его сиятельству господину градоначальнику:

"Прилагая при сем присланные при отношениях Вашего сиятельства от 27 октября и 18 ноября план, с копией оного, предполагаемого к постройке поселянином Билле пивоваренного завода, имею честь уведомить, что препятствий к разрешению Билле о постройке им пивоваренного завода не имею".

Именно Христиану Фридриховичу Билле мы обязаны чудесным таганрогским пивом и 29 ноября 1877 года может служить датой закладки первого пивоваренного завода в Таганроге.

Как напиток, пиво пользуется большим уважением во всем мире и ценится, в основном, не за крепость, а за вкус и неповторимый аромат.

Достоверно известно, что египетская царица Нефертити, жившая 3300 лет тому назад, любила пиво. В столице древнего Египта Тель-аль-Амарне археологи обнаружили остатки пивоварни, принадлежащей храму, который построила знаменитая Нефертити, и панно, на котором она изображена наливающей пиво через подобие ситечка, видимо, чтобы очистить напиток от примесей.

При строительстве египетских пирамид для рабов ежедневный паек составлял два кувшина пива с двумя хлебцами и головкой лука или чеснока.

Еще ранее, как установили археологические раскопки, в Индии пиво известно было более восьми тысяч лет тому назад и варили его шестнадцати сортов.

Любил пиво и герой рассказа таганрогского писателя Сергея Званцева "Миллионное наследство" Иван Лобода, получивший в наследство огромное состояние и который никак не мог напиться чудесного "таганрогского пива".

Через год в результате процесса, известного в городе как "Дело Лободы", завещание было признано недействительным. У сорокалетнего наследника обнаружили более двух тысяч семисот пустых бутылок из-под пива, которые были внесены в ведомость описываемого имущества. Весь год Иван, "лежа на голом тюфяке, окруженный пустыми бутылками, тянулся, не вставая, к новому ящику".

В России пиво получило широкое распространение в девятом веке, с этого времени для его приготовления стал применяться солод - проросшие семена ячменя. С целью придания напитку вкуса, аромата и стойкости, во время варки сусла добавлялись различные травы: полынь, восковик, люпин, а позднее - хмель, который быстро вытеснил все ранее применяемые растения.

Хмель впервые применили пивовары на Киевской Руси в девятом веке. Именно хмель придает пиву горечь, своеобразный пикантный аромат и предохраняет его от порчи.

По закону, изданному в 1516 году баварским герцогом Вильгельмом Четвертым, пиво обязано вариться только из ячменя, хмеля и воды. Этот закон действует в Баварии до настоящего времени.

Во время строительства Таганрога, начатого в 1698 году, пиво в городе уже варили.

Крепость и построенная Троицкая церковь были опоясаны рвом. Вокруг крепости разместились кузницы, кирпичные заводики, магазины. Присланные И3 многих городов России рабочие разных специальностей селились за пределами крепостного рва в деревянных строениях.

Документы тех дней подтверждают, что в Таганроге в те далекие времена пиво варили и производство его было поставлено на широкую ногу.

В 1700 году в переписи имущества крепости упоминается, что со склада у Ивана Галича "взято с распискою бочка вина, бочка пива на двор к воеводе, к Егору Янову."

В отчете выборных бурмистров "о количестве собираемых в первом квартале 1705 года таможенных пошлин и питейную прибыль" перечисляется:

"Питья в продаже: вина простого - 2596 ведер, пива - 1176 ведер и шесть кружек, меду 328 ведер и пять кружек,"

Будучи в Москве, в 1707 году умер дьяк таганрогской Троицкой церкви Дмитрий Шапкин. В описи его имущества (он не имел наследников), которое заняло девятнадцать страниц, читаем:

"... солоду ячного молотого пять четвертей, да немолотого, ячного плохого, четверть с полуосминою" и далее:

"... да на дворе его ж Дмитриеве ледник со льдом, а в том леднике во льду пива восемь бочек, да две бочки полупива, меду пять бочонков..."

Интересно упоминание от 5 декабря 1711 года, в период, когда крепость по требованию турок должна быть уничтожена, о наличии в ней рабочих:

"... ныне налицо в Троицкую работных людей - 679... на поварне пиво варят шесть душ".

Резкий подъем пивоварения в России начался с середины прошлого века, чему во многом способствовали немецкие мастера, которые издавна славились искусством его приготовления. Соблюдая многовековые традиции, они сплачивались в хозяйственном и бытовом отношениях, укрепляли свои родственные связи.

Один из таких кланов обосновался на Юге России, мастера которого были выходцами из Баварии и Пруссии. Возглавлялись они Генрихом Манном в Ростове, Августом Базенером в Новочеркасске и Христианом Билле в Таганроге.

После смерти Августа Базенера владельцем завода в Новочеркасске стал его сын Оскар, который женился на Агнессе, дочери Генриха Манна.

Пятого апреля 1896 года в возрасте 59 лет Х.Ф. Билле скончался от туберкулеза, а уже двадцатого августа этого года в Евангелическо-Лютеранской церкви пробстом Николаем Штраусом было совершено бракосочетание двадцати шест и лет не го Германа Августовича Базенера и девятнадцатилетней Зельмы Христиановны Билле.

Молодой хозяин горячо взялся за дело и преуспел не только в расширении производства и увеличении выпуска безалкогольных напитков. За период с 1896 по 1914 год в семье Базенеров родилось четверо сыновей и три дочери. В те годы детская смертность достигала тридцати процентов, не миновала эта мрачная статистика и семью Базанеров.

В западной части старого таганрогского кладбища находится небольшой памятник прямоугольной формы из серо-черного мрамора, установленный над могилами дочерей Евгении и Эльзы Базенер, умерших в малолетнем возрасте в 1898 и 1906 годах. На передней плоскости памятника готическим шрифтом выбита эпитафия на немецком языке.

О сортах пива, выпускаемых Базанеровским заводом, красноречиво говорят рекламы этого заведения, выполненные в традициях того времени и витиеватой манере обращения к потребителю:

"Честь имею возвестить уважаемых покупателей, что поступило в продажу пиво Мюнхенское мягкое и приятное на вкус в бутылках тридцать штук на ведро, ценою два рубля, десять копеек без посуды, также рекомендуются следующие хорошо выдержанные сорта: Пильзенское и Черное один рубль сорок копеек за ведро, двадцать бутылок без посуды. Заказы по телефону, кроме праздничных и воскресных дней, будут исполняться незамедлительно."

Пивоваренный завод наших дней следует этой традиции только во второй ее части: не работает в праздничные и выходные дни.

Мерой емкости для жидкости служило ведро. Если же пиво поступало в бутылках, указывалось их количество, в которых размещалось содержимое одного ведра - десять литров. В нашем случае Мюнхенское пиво было розлито в бутылки емкостью 0,33 литра, а прочие сорта - пол-литра.

Наряду с фарфоровыми кувшинами выпускались и стеклянные бутылки емкостью пол-литра, которые также имели откидную фарфоровую уплотняющую пробку многоразового пользования и надпись: "Пиво заводов братьев О. и Г. Базенер".

Фирма братьев награждена почетным дипломом, золотыми и серебряными медалями. На территории завода имелась фабрика искусственных и фруктовых вод (рис. 194).

Обычно при сравнении цен задают вопрос, а сколько стоит лошадь? Лошадь в те времена стоила сто рублей, живая курица - восемьдесят копеек, хлеб белый - двенадцать копеек за килограмм, папиросы - одна копейка за штуку - при месячной зарплате служащих от восьмидесяти до ста двадцати рублей.

Цифры эти приведены для того, чтобы читатели смогли сопоставить их с ценами на пиво, выпускаемое заводами Базенера.В дальнейшем Г. А. Базе не приобрел еще один небольшой пивоваренный завод, принадлежавший Добровольскому, расположенный по Старо-Почтовой улице, дом номер пять (улица Дзержинского).

Фирменная пивная Базенера находилась на первом этаже здания по Итальянскому переулку (сейчас магазин "Рыба") и просуществовала до 1925 года.

Владелец завода и пивовары жили при заводе. Дом номер двенадцать по Большому Садовому переулку принадлежал Герману Базенеру, под номером тринадцать его жене Зельме (рис.195).

Секреты приготовления пива скрывались и передавались из поколения поколение. Должность пивовара высоко ценилась, и владельцы заводов старались войти с ним в родственные отношения. Сын владельца ростовского пивоваренного завода Август Манн был пивоваром у Германа Базенера в Таганроге, а после смерти отца возглавил производство в Ростове. Мария, сестра братьев Оскара и Германа, вышла замуж за пивовара из Новочеркасска Эдуарда Рейха.

Технология приготовления пива строго соблюдалась. Готовность напитка определял только пивовар, независимо от времени суток, в небольшой затемненной кабине и без посторонних глаз. Готовность определялась степенью осахаривания йодом и плотности ареометром.

В древнем Вавилоне строго наказывали пивоваров, которые доливали воду в пивные бочки. Провинившегося навечно заключали в ими же оскверненную бочку. Продавцов пива, завышающих цену, без лишних разговоров бросали в воду.

Пополневший к сорока годам, достигший положения в обществе и, конечно, наживший капитал, Г.А. Базенер посчитал своим долгом оказать услугу согражданам.

Находясь на высоком берегу, Таганрог имел несколько спусков к морю, которым городские власти всегда уделяли большое внимание. В июне 1912 года в городской думе рассматривалось предложение Германа Августовича "о желании пожертвования им участка земли для устройства спуска к морю по продолжению Кладбищенского переулка". В заявлении Г.А. Базенер пожелал, чтобы этот спуск назывался "Базенеровским". Городская дума это предложение приняла и дала на это согласие, однако вторая мировая война 1914 года помешала осуществлению этого мероприятия.

В общей системе германского шпионажа перед первой мировой войной на первом плане стоял шпионаж в России с помощью различных немецких торгово-промышленных фирм. В России немцам принадлежали все химические заводы, около 90 процентов предприятий электротехнической промышленности, более половины металлургических и металлорежущих заводов, почти половина текстильных предприятий.

Поддерживая немецких промышленников, германское правительство требовало от них выполнения всех указаний своей разведки. Даже само размещение фирм и предприятий в России проводились по строго продуманному плану. Задачи, которые ставил генеральный немецкий штаб перед промышленниками, являлись сообщения о развитии русских производственных сил, противодействие этому развитию и агентурная разведывательная работа.

Громкую известность приобрело акционерное общество "Зингер". Официально оно числилось американским, однако все руководство осуществлялось ими из Берлина. Компания "Зингер" имела строго продуманную систему распределения, обеспечивающую сбор шпионских сведений почти по всей России. Фирма имела свой филиал и в Таганроге.

Постепенно это стало известно царскому правительству и в мае 1915 года был издан закон о ликвидации существовавших в России немецких фирм.

Русское правительство стало с недоверием относится к проживающим на территории России немцам и многим предложило покинуть ее пределы.

От Германа Базенера завод перешел к совладельцам Якову Иосифовичу Рецкеру и Михаилу Ароновичу Баршай. В 1920 году фирма "Рецкер и Баршай" была национализирована, а бывшие его владельцы взяли у государства завод в аренду. Заведующим у них состоял Исаак Давыдович Зайонц, пивоваром - Антон Иосифович Мика.


В ноябре 1926 года завод перешел в ведение "Промтреста", который I выплатил бывшим арендаторам тридцать четыре тысячи рублей за приобретенное у них имущество, а год спустя выделен в самостоятельную единицу на коммерческий хозрасчет под наименованием "Таганрогский пивоваренный завод". В этом же году его продукция признана лучшей в таганрогском округе.

С 1927 года завод включили в число предприятий "Азчербродтрест", и на нем производилось пиво бутылочное и бочковое, фруктовые воды, натуральные и искусственные: морс, квас, газированные воды, сиропы, а также ячменный кофе.

Сегодня возникает вопрос: изменилось ли качество таганрогского пива? Специалисты уверяют, что технология его приготовления, в основном, не претерпела изменений, но...

Для приготовления пива должны применяться специальные пивоваренные сорта ячменя и только высокого качества. Такого зерна не хватает. При применении других сортов или низкого качества пиво излишне горчит и преждевременно приводит к появлению осадка.

Хмеля также не хватает по причине сложности его выращивания требуется для этого свыше пяти лет. В Таганроге имеется несколько источников питьевой воды, химический состав которой значительно отличается друг от друга. Ранее она доставалась из одного источника, вода в котором была наиболее благоприятной и стабильной по составу.

Деревянные бочки, в которых пиво ранее хранилось перед отпуском потребителю, не снижало его качества.

Много сил и труда положил директор завода Солодовник Федор Иванович, когда в тяжелые послевоенные годы он и бывший главный пивовар Иванцова Елена Михайловна совместно с коллективом выполнил сложнейшую реконструкцию завода, что позволило значительно увеличить количество и ассортимент выпускаемой продукции. Лишь в 1988 году Федора Ивановича проводили на пенсию, а Елена Михайловна продолжает работать мастером варочного цеха.

В 1993 году пивоваренный завод был преобразован в акционерное общество "Таганрогский пивоваренный завод", которое возглавили Iдиректор завода Зубков Николай Николаевич (рис.199), ветеран производства, главный инженер Белан Николай Федорович (рис.198), главный пивовар Григорьева Тамара Васильевна. При их активном участии в технологический процесс по производству пива была включена технологическая цепочка по пастеризации пива в бутылках, позволившая увеличить сроки его хранения до одного месяца.

В настоящее время объединение имеет богатый ассортимент выпускаемой продукции как безалкогольной, так и пива: "Базенер", "Таганрог", "ЭМПИЛС", "Жигулевское", "Мартовское", "Московское" и осваивается производство нового сорта "Юбилейное", выпуск которого приурочен к празднованию городом своего 300-летия.

АВТОР БЛАГОДАРИТ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА ЗУБКОВА ЗА ОКАЗАННУЮ ИМ ПОМОЩЬ ПРИ ИЗДАНИИ НАСТОЯЩЕЙ КНИГИ

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПЕРЕЧЕНЬ УЛИЦ И ПЕРЕУЛКОВ ГОРОДА ТАГАНРОГА, МЕНЯВШИХ СВОИ НАЗВАНИЯ

Даны в алфавитном порядке прежних названии

А АЛЕКСАНДРОВСКАЯ до 1904 года - ЧЕХОВА

АЛЕКСАНДРОВСКАЯ после 1904 года - СВЕРДЛОВА

Б БОЛЬШАЯ - ЛЕНИНА

БОЛЬШОЙ БИРЖЕВОЙ - МЕЧНИКОВСКИЙ

БОЛЬШОЙ КАМПЕНГАУЗЕВСКИЙ - КОМСОМОЛЬСКИЙ

В ВАРВАЦИЕВСКИЙ - ЛЕРМОНТОВСКИЙ ВЕСЕЛАЯ - ЭНГЕЛЬСА

Г ГИМНАЗИЧЕСКАЯ - ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

(ОКТЯБРЬСКАЯ)

Д ДВОРЦОВЫЙ - НЕКРАСОВСКИЙ ДВОРЯНСКАЯ - ЛЕНИНА

ДЕПАЛЬДОВСКИЙ - ТУРГЕНЕВСКИЙ

Е ЕКАТЕРИНИНСКАЯ - ЭНГЕЛЬСА ЕЛИЗАВЕТИНСКАЯ - РОЗЫ

ЛЮКСЕМБУРГ

И ИЕРУСАЛИМСКАЯ - СВЕРДЛОВА

К КАМЫШАНСКАЯ - СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ КАТОЛИЧЕСКАЯ -

ФРУНЗЕ КЛАДБИЩЕНСКИЙ - СМИРНОВСКИЙ

КОММЕРЧЕСКИЙ - УКРАИНСКИЙ КОНТОРСКАЯ - РОЗЫ

Л ЛЮКСЕМБУРГ КРЕПОСТНОЙ ВТОРОЙ - ГАРИБАЛЬДИ

КУПЕЧЕСКАЯ - ЧЕХОВА

М МАЛО-БИРЖЕВАЯ - ШМИДТА МАЛО-ГРЕЧЕСКАЯ - ШМИДТА

МАЛО-КАМПЕНГАУЗЕНСКИЙ - СПАРТАКОВСКИЙ

МИТРОФАНИЕВСКАЯ - КАРЛА ЛИБКНЕХТА МИХАЙЛОВСКАЯ

- ШЕВЧЕНКО МОНАСТЫРСКАЯ - СВЕРДЛОВА МОСКОВСКАЯ -

ЛЕНИНА МЯСНИЦКАЯ - ЛОМАКИНА

Н НИКОЛАЕВСКАЯ - ФРУНЗЕ

П ПЕТЕРБУРГСКАЯ - ГРЕЧЕСКАЯ

ПЕТРОВСКАЯ -ЛЕНИНА ПОЛИЦЕЙСКАЯ - ЧЕХОВА

ПОЛИЦЕЙСКИЙ - АНТОНА ГЛУШКО ПОЛТАВСКИЙ - АНТОНА

ГЛУШКО ПОЛЮБОВНАЯ - ЭНГЕЛЬСА ПРОДОЛЬНАЯ ПЕРВАЯ -

ГРЕЧЕСКАЯ ПРОДОЛЬНАЯ ВТОРАЯ - ЛЕНИНА ПРОДОЛЬНАЯ

ТРЕТЬЯ - ФРУНЗЕ ПРОДОЛЬНАЯ ЧЕТВЕРТАЯ - СВЕРДЛОВА

ПРОДОЛЬНАЯ ПЯТАЯ - ЧЕХОВА ПРОДОЛЬНАЯ ШЕСТАЯ - РОЗЫ

ЛЮКСЕМБУРГ

Р РЫБНАЯ - ЭНГЕЛЬСА

С СОБОРНЫЙ - КРАСНЫЙ

СТАРО-ПОЧТОВАЯ - ДЗЕРЖИНСКОГО

Т ТРОЦКОГО - ФРУНЗЕ

ТЮРЕМНАЯ - ПУШКИНСКАЯ

У УСПЕНСКИЙ - ДОБРОЛЮБОВСКИЙ

Ш ШИЛОВСКАЯ - РАБОЧАЯ

Я ЯРМАРОЧНЫЙ – ГОГОЛЕВСКИЙ

Примечание. Перечислены улицы и переулки центральной части города. Не менявшие своего названия в Приложении не указаны.


ЛИТЕРАТУРА И ИНЫЕ ИСТОЧНИКИ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ АВТОРОМ ПРИ НАПИСАНИИ КНИГИ

П.П. Филевский. "История города Таганрога".

Материалы таганрогского отделения Государственного Архива по

Ростовской области (ГАРО).

В.А. Дуров. Русские и Советские боевые награды. Внешторгиздат, 1989 - 103 с.

А. Кузнецов. О белой армии и ее наградах. - М.: Издательство "Столица", 1991 -

44 с.

Советский энциклопедический словарь. - М.: Издание "Советская энциклопедия",

1885 - 1600 с.

Газеты "Таганрогский вестник", "Полицейский листок", "Приазовский край".

Таганрог, 1865-1913 гг.


Создание сайта ® intelino, 2010
Разработка и создание сайта